+79212213861, +79217273595, etskarelia@ya.ru
...организуем отдых с 1997 года!

Майская фотоохота на Белом море

Один или два раза в год мы обязательно проводим на Белом море. Охота. Рыбалка. Отдых. Наблюдения.
В этот год не рыбачили. Немного охотились. Парочка гусей, да пара уток. Больше наблюдали.

Каждый раз везу с собой лодки, но редко их применяю - надежные поморские друзья выдают вместо ПВХ, что-нибудь алюминевое. В этот год были "Крым" и "МК".

Добрались до избушки на острове. Первым делом наводим порядок. Димка Бутков берет на себя эту инициативу.



Погода крайне переменчивая. То шторм. То пасмурно. То разноцветье из облаков и неба.
Игорь Подгорный в постоянном дежурстве по поискам пейзажей и натуры обходит остров.
Я приболел, сказалось возвращение на берег накануне в шторм - полностью выжимались - от кепки до трусов. Но тоже стараюсь раз в пару часов выйти на берег острова и поснимать природу.

Периодически удается подобраться для фотоснимка к перелетным птицам.

Фифи.



Турухтаны.



На островах можно встретить артефакты разных периодов поморской жизни.

Также удивительные растения всегда рядом. Золотой корень. Можевельник, вереск.

Где люди, там и нерпы. Ждут поставленных сетей, чтобы полакомиться свежепойманной рыбкой. Но людей боятся. Местные охотники и рыбаки их не любят и при первой возможности стараются наградить порцией дроби.

В один из вечеров пошел караулить нерпу с фотоаппаратом. Приметили мы место, где им нравится лежать на скалах в приливе и отливе. Сижу между камней на самой мысовинке. Отлив. Приплыла нерпа. Начинает выползать на берег, но в сумерках видит меня. Я не шевелюсь. Нерпа присматривается. Вроде бы делает вывод, что все в порядке, просто она забыла как выглядит местность... Но в последний момент, когда почти устраивается, трусость берет свое и она с шумом ныряет в воду. Дальше начинает выглядывать и изучать берег. С одной стороны мыса. С другой...

В конце концов уплыла. Начало темнеть и я пошел в сторону избы. Но, шагая по вершине скал, вижу в одной бухточке мою нерпочку. Подкрался почти вплотную. Успел сделать несколько новых кадров, затем она меня раскусила и с недовольной мордой лица спрыгнула в воду.

Теплым днем, когда нет дождя и стихает ветер выбирались на дневной послеобеденный сон на скалы.

Краснокнижные гаги, особо смелые - когда в руках нет ни камеры ни ружья. Летают прямо над головой. Но иногда удавалось сделать несколько фотовыстрелов. Самец спереди и самка позади.


 
Иногда рядом с краснокнижными гагами, летают краснокнижные кулики-сороки.

То небо золотом полыхает. То море серебром отливает. То перламутр по кругу.

 

В результате экспедиции, у меня получилось около 100 фотографий (из 700 отщелканных), которые интересно показать и есть о чем рассказать. Возможно тему дополню позже. А пока лица друзей, без которых путешествие не удалось бы.

Кирилл Степанов (Кирилл в форуме).

Скорее всего, если бы не настойчивость Кирилла - на Белое море мы могли и не попасть. Остался бы я в лесах фотографировать глухарей и тетеревов. Но Кирилл четко сказал: "Май без Белого моря - зря прожитый май". И мы собрались.

Димка Бутаков. Легкий на подъем в любое путешествие. Всегда первым берется за самое трудное или необходимое дело. Вот, поспать, к примеру.

Игорь Подгорный. 20 лет прошло с момента нашего знакомства. И все эти 20 лет - всегда есть чему поучиться у Игоря. Например начинаю понимать "пейзаж". Раньше этот жанр для меня был почти пустой звук - все одна картинка. Теперь "жду свет". Большая удача, что он вернулся в Карелию, после многих лет в Москве. Теперь у меня всегда есть напарник легкий на подъем почти в любой день недели в любую лесную авантюру. Друзей много не бывает, а надежнейших и понимающих с полуслова - всегда мало.

На этом завершу свой рассказ. Приключение состоялось. Ждем осень.


Хотя добавлю старый снимой и новую историю.

Год назад, в мае 2014, я сфотографировал поморского жителя в деревне Сухое - Виктора Печкина. Фотография разошлась по Интернету, кое-где ее обсуждали. Однажды знакомые Печкина из Беломорска встретили этот снимок, то ли в газете, то ли в Сети. Распечатали ему и привезли в деревню.



Безусловно, Виктор Печкин не знает что такое "model release" при публикации узнаваемых персон, но к вопросу подошел обстоятельно. Пришел к моему поморскому другу, повесил ему на забор старинный граненый стакан, сказал: "Жду Илью".

Осенью свидеться не удалось. Расходились - то я в море, то Печкин. Но этой весной мне из деревни сказали: "Вези портрет и про стакан не забудь, мол, Виктор каждый день проверяет тебя".

Вот и свиделись. Печкин равно утром, с рассветом шел по берегу моря с горшочком, в котором проросли из двух семечек яблони. Я не понял зачем он шел по берегу с этим артефактом. Решил, что таким образом он "выгуливал" свои яблоньки. Наскоро одевшись, я его встретил. Товарищи следом принесли бутылку водки, бутерброд для закуски. Из машины достал портрет. Там же увидел яблоко.

- Виктор, привет!
- Привет, привет!
- За мной должок. Будешь? А что ж нет. Буду.

Наливаю стакан. Виктор не протягивает руку, пока стакан не наполнился с горочкой. Берет стакан в руку. Несмотря на горочку - рука железная. Ни капли не упало.

- Сразу весь будешь пить?
- Весь вряд ли, но половину, скорее всего осилю...

И выпил весь стакан до дна. С закуской вышло не просто.

- Зубов то нет почти, что вы мне яблоко суете. Сами его грызите.

Кусочек хлеба с сыром спасли ситуацию.

Виктор, обычно не сильно разговорчивый, под тепло, разливающееся по телу от водки стал рассказывать. Подвел к своей громадной деревянной лодке. Показал на винт от стационара, который сильно люфтит. Пожаловался на племянников. Мол, ничего людям доверить нельзя. Нежно погладил место с размочаленными досками на борту около днища.

- Вот ведь молодежь. Ничего уберечь не может. Не жалеет. Все им легко достается. А где ж такую лодку новую взять? Мало кто делает, мастеров не осталось.
- В Колежме делали?
- Нет, мою в Нюхче.

Слово за слово, когда хмель подвел к грани логичных повествований, рассказал Виктор замечательную байку из своей юношеской охотничьей поморской жизни.

"Давно это было. Сидим на острове. Шторм несколько дней. В избушке тепло. В принципе по отливу можно уйти на берег. Берег рядом. Но лодку и добро не оставишь. Вот и ждем погоду. В одно утро смотрим по нярше, по отливу, в сторону острова идут олени. Сентябрь. Как и у лосей - гон у них. Чумные они. Ничего не боятся. Товарищ подкрался к краю острова и когда олени были рядом - вышел на открытое место и прицелился в крайнего крупного самца. Но вместо выстрела слабый хлопок и картечь не пролетела и 10 метров. Второй выстрел совсем оказался осечным. Больше патронов у него не было. Может и было в избушке, но это далеко позади. А олень тут. Рядом. И бежит на товарища. Тот машет руками. Кричит. Но олень неспешным бегом приближается. Не боится. Когда оставалось метров десять, мой приятель падает на колени и начинает гавкать. Такого оборота олень не ожидал. Встал как вкопанный в 5 метрах и рысцой побежал обратно..."

Далее истории от Виктора Печкина стали не столь связными. Отправили мы его домой.

- А ту, с которой наливал с собой дашь?

Дашь. Люди простые тут живут. Не гордые. Но прямые. Телом и духом сильные.

 

Фото и текст: Илья Тимин (май, июнь, 2015)