+79212213861, +79217273595, etskarelia@ya.ru
...организуем отдых с 1997 года!

Горка. Церковь Николая Чудотворца.

Горка. Каменный храм Николая Чудотворца.

Координаты: 62.178660, 34.626059

Никольская церковь в селе Горка Кондопожского района Карелии была построена на капитал уроженца этого села Даниила Кротова, Санкт-Петербургского купца 1-ой гильдии в 1848 г.

Церковь была построена из красного кирпича и оштукатурена снаружи и изнутри в белый цвет. Частично следы штукатурки сохранились и на 2018 год.
В настоящее время храм сильно руинирован - обрушена кровля, частично разрушаются арочные перекрытия. Видны следы разбора стен на кирпичи для деревенских хозяйственных нужд.

Исследователи считают, что по внешнему облику церковь напоминает храм Рождества Богородицы в Палеостровском монастыре. Палеостровский монастырь находится с другой стороны "Заонежского" полуострова, что в целом не столь далеко, поэтому влияние на желание построить похожий храм могло быть обусловлено именно общением приходов через паломничество и хозяйственную деятельность. У храма в Горке при этом есть особенность: глухой деревянный купол стоял на каменном четверике, который опирается на четыре огромные арки, выложенные по внутренней стороне стен.

Исследователи считают, что, возможно, строители не умели выкладывать каменные своды на парусах и придумали такую оригинальную конструкцию, но в середине 19 века архитектурное проектирование уже было на достаточно высоком уровне, тем более при таких значительных стройках. Скорее всего такое решение было изначально заложено в проект архитектором.

Если в ближайшее время здание храма не начать восстанавливать, то скорее всего этот исторический памятник будет полностью утрачен.
Важное исследование по каменным храмам Карелии, на примере храмов Кондопожского района, было проведено Кожевниковой Ю.Н. и озвучено на научной конференции в 2007 году - текст исследования можно прочитать ниже.

Фотографии, текст и видео: Илья Тимин, 2018.

Никольская церковь в селе Горка на карте:

Горка.

Горка деревня в составе Новинского сельского поселения Кондопожского района Республики Карелия.
Деревня расположена на берегу залива в северо-западной части Онежского озера, в 12 км на восток по автодороге от деревни Улитина Новинка.

Численность населения в 1905 году составляла 244 человека.
2009 - 12 чел.
2010 - 33 чел.
2013 - 28 чел.

Интересный рассказ о поездке в родную деревню Горка в 1972 году с отцом, уроженцем этих мест, можно почитать у Алексея Вострякова, со старыми фотографиями, где храм еще в достаточно хорошем виде:  http://13vainamoinen.livejournal.com/1446554.html

Каменные церкви Карелии (на примере Кондопожского района). Ю. Н. Кожевникова

Из материалов 3-й региональной научной конференции, посвященной 780-летию крещения карелов (16–17 октября 2007 года, г. Петрозаводск)

Наш край известен в России и во многих странах, прежде всего удивительными памятниками деревянного зодчества,  церквами, часовнями, крестьянскими домами. На протяжении более, чем сотни лет не ослабевает интерес к ним историков и архитекторов, а также любителей старины и туристов.

Однако в Карелии есть еще группа памятников, к которым не было внимания со стороны исследователей, и которые до недавнего времени не состояли даже под формальной защитой государства в течение всего советского периода. Это - памятники каменной церковной архитектуры. История дореволюционного каменного строительства в Карелии очень молода, если не считать несколько памятников XVIII в., то в основном ? это весь XIX в. и начало XX в.

В своем докладе я расскажу о нескольких каменных церквах, построенных в середине XIX в. Тема эта пока еще мало изучена и требует дальнейшей работы в архивах и натурных обмеров.

Но сначала мне хотелось бы кратко остановиться на особенностях государственной политики в области церковного строительства в России в XIX в.

Хорошо известно, какие изменения произошли в России во времена царствования Петра I. Его курс на европеизацию России касался всех сторон жизни, но особенно, это относилось к архитектуре. Она становится объектом самого пристального внимания со стороны государства, одновременно превращаясь в оружие государственной политики и в доступный восприятию каждому сословию символ нового государства. Новую архитектуру характеризует градостроительный подход и государственный характер. Но столь же представительно то и другое обозначается в использовании образцовых проектов. Особенно широкое распространение строительство по образцовым проектам получило со времени царствования Екатерины II во второй половине XVIII ? первой половине XIX в. Регулярный план и образцовый проект превращаются в главное орудие осуществляемой государством политики в области архитектуры.

Но до 1824 г. культовое зодчество не знало ничего сколько-нибудь сопоставимого с регламентацией, царившей в гражданской архитектуре. Первый альбом образцовых проектов церквей появился в России более чем на век позднее, чем первые проекты образцовых домов ? за год до смерти императора Александра I. Отсутствие специального внимания к церковному зодчеству со стороны государства до середины 1820-х гг. вызвано было лишь тем, что практика проектирования храмов, существовавшая в этой области в допетровскую эпоху, его вполне удовлетворяло. Государство не нуждалось в радикальном реформировании содержательной и обрядовой стороны религиозной жизни и представлявшего их культового зодчества. Происходившие в строительстве храмов исподволь изменения всецело зависели от географического положения и той социальной среды, где эти изменения происходили. С кончиной Александра I и восстанием декабристов одновременно с концом Петровского периода русской истории пришел конец периоду относительного безразличия государства к вопросам храмоздательства.

Время царствования Николая I ознаменовалось началом прямого руководства государства церковным строительством, а также усилиями, направленными на создание образцовых проектов храмов. С этого времени государственная политика в области архитектуры реализует себя как политика официальной народности. Знаменитая триада, основанная на единстве православия, самодержавия и народности, выразила сущность доктрины, пришедшей на смену государственной доктрины Петровского периода русской истории.

Первый в истории России альбом образцовых проектов храмов вышел в Санкт-Петербурге в 1824 г. Его авторами являлись ректор Академии Художеств А. А. Михайлов и архитектор Департамента государственного хозяйства и публичных зданий И. И. Шарлемань1. Альбом включал выдержанные в классицистическом духе храмы четырех типов ? ротонды, квадратные, крестообразные и прямоугольные в плане. Но уже в начале 1826 г., в ответ на многочисленные пожелания Синод обратился к императору с просьбой дополнить этот альбом несколькими проектами, составленными «по примеру древних православных церквей». Поворот к возрождению национального стиля в церковной архитектуре был отмечен в утвержденном 11 февраля 1828 г. Николаем I всеподданнейшем докладе. Предписывалось строить храмы «по наилучшим и преимущественно древним образцам церковной архитектуры с должным приближением к потребностям и обычаям Православной церкви»2. Разработать образцовые проекты Святейший Синод предложил Профессору Архитектуры Императорской Академии Художеств Константину Тону.

В 1838 г. выходит первый альбом образцовых проектов церквей, разработанных К. Тоном. В него вошли проекты: храма Христа Спасителя, Введенской церкви в Санкт-Петербурге, Богоявленской в Саратове и другие индивидуальные проекты, а также специально сочиненные образцовые проекты. В 1844 г. выходит в свет второй альбом К. Тона. В него он включает 12 проектов различных церквей и соборов, а также образцы иконостасов. Эти альбомы были литографированы и разосланы по епархиям. С этого времени начинается триумф Тоновского стиля. В проектах К. Тона использовались почти все сложившиеся к XVII в. типы храмов. Наибольшее распространение из образцовых проектов на северо-западе России получили проект бесстолпного храма «кораблем», увенчанного одной луковичной главой, с обширной трапезной и колокольней над папертью. Они были просты в исполнении и рассчитаны на небольшое число молящихся.

Строительство церквей по образцовым проектам становится уделом провинции (на периферии, естественно, было менее вероятно привлечение известных мастеров и индивидуального проектирования). Однако, даже малоопытные архитекторы могли создавать профессионально грамотные и достаточно оригинальные сооружения, гибко используя композицию и универсальные, художественно выразительные элементы декора с тоновских проектов.

В 1857 г. на основе тоновских проектов были разработаны планы церквей различной вместимости от 250 до 750 человек. В число архитекторов, составивших проекты, входили В. Морган, А.Шевцов, К. Лазарев, Р. Кузьмин, С. Яковлев, Э. Жибер и др.3 Это издание было также разослано по епархиям и губернским строительным комиссиям. Вплоть до конца XIX в. проекты из этих альбомов стали образцами храмового строительства в провинции.

На территории нашей Олонецкой губернии первые каменные храмы появились во второй половине XVIII в. До сих пор совершенно не изучен и находится в руинированном состоянии такой памятник, как церковь праведных Захарии и Елизаветы в Ионно-Клименицком монастыре. Она была построена на средства императрицы Елизаветы Петровны в 1757 г. В конце XVIII в. были построены каменные церкви в Соломенном. Очень интересен ансамбль церквей Сенногубского погоста построенных в 1810 и 1848 гг. В 1820-х гг. строится церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы в Палеостровском монастыре.

В столице губернии с 1825 по 1832 гг. возводится по индивидуальному проекту архитектора А. И. Постникова в стиле классицизма заводская Александро-Невская церковь. Наконец, в 1860 г. было начато строительство кафедрального Свято-Духовского собора. За основу был взят проект из первого альбома К. Тона проект Введенской церкви для Семеновского полка в Санкт-Петербурге. С очень незначительными изменениями под руководством губернского архитектора В. Тухтарова собор был построен в 1872 г.

В этот период почти все каменные церкви в Карелии строятся в тоновском стиле, опираясь на альбомы К. Тона и его учеников. В монастырях первыми по образцовым проектам строятся Преображенский храм в Яшезерском монастыре (1855 г.) и храм во имя Всех Святых в Важеозерском монастыре (1858 г.). В Заонежье, в Великой Губе в 1867 г. по проекту из альбома 1857 г. была построена церковь во имя святого Алексея Человека Божьего. По этому же образцу, но без колокольни, спустя 39 лет был возведен храм во имя Всех Святых в Муромском монастыре (1896 г.). В Толвуе в 1878 г. освящается новая Георгиевская церковь и, опять, по образцу из альбома 1857 г.

На территории Кондопожского района было построено пять каменных церквей. Самая старая из них это Рождественская в селе Янишполе. Она была поставлена на средства Санкт-Петербургских купцов Петра Ипполитова и Михаила Эртова в 1835 г. К сожалению, от нее сейчас остались только руины, а фотографий прошлых лет, как выглядела церковь, пока найти не удалось. По визуальному обследованию остатков храма можно предположить, что это был бесстолпный храм, скорее всего с одной главой, с трапезной и колокольней над папертью.

Вторая по времени строительства - Никольская церковь в селе Горка. Она была построена на капитал уроженца этого села Даниила Кротова, Санкт-Петербургского купца 1-ой гильдии в 1848 г. По внешнему облику она напоминает храм Рождества Богородицы в Палеостровском монастыре. Возможно это не случайно, ведь Горка находится не очень далеко от этого монастыря, и местные жители часто могли ходить туда в паломничество. Но у этого храма есть особенность: глухой деревянный купол стоит на каменном четверике, который опирается на четыре огромные арки, выложенные по внутренней стороне стен. Очевидно, что строители не умели выкладывать каменные своды на парусах и придумали такую оригинальную конструкцию. В настоящее время храм стал очень быстро разрушаться после того, как полностью упала кровля.

Следующим по времени строительства в Кондопожском районе стал храм во имя Казанской иконы Божией Матери в деревне Белая Гора. Эта деревня в прошлом была рабочей слободой, которая возникла в середине XVIII в. при начале разработок бело-розового Тивдийского мрамора в двух километрах от старинного одноименного карельского села Тивдия. Тивдийский мрамор имел богатую цветовую гамму (от почти белого до темно-вишневого) и сразу стал широко использоваться в отделке строящихся дворцов и храмов Петербурга. К середине XIX в. в Белой Горе стояла только одна деревянная церковь, перестроенная из часовни. В связи с большими государственными заказами на добычу мрамора Тивдию и Белую Гору периодически посещали высокопоставленные чиновники. Так в 1853 г. сюда приехал Министр уделов граф Л. А. Перовский. «При личном обозрении мраморных ломок, Его Сиятельство нашел, что старая белогорская деревянная церковь недостаточна для такого числа прихожан, и вследствие ходатайства графа Льва Алексеевича последовало Высочайшее соизволение на сооружение в Белой Горе нового каменного храма. План и фасад составлен действительным статским советником Тоном. Новопостроенный храм освящен в 1856 г. Величественная простота этого древняго стиля и гармония всех частей отличают его между другими храмами, построенными в последнее время в Олонецкой губернии». Следует отметить, что в монографии Т. А. Славиной «Константин Тон» в приведенном перечне архитектурных проектов мастера за 1853 г. значится проект церкви при Тивдийской мраморной ломке Олонецкой губернии. Таким образом это единственный памятник в Карелии, созданный по индивидуальному проекту К. Тона. Казанская церковь представляет собой небольшой бесстолпный храм с колокольней над западным входом. Фасады решены лаконично, декоративных деталей не много, но они выразительны и подчеркивают в архитектурном объеме самое главное. Они очень характерны для Тона и выдают руку этого мастера: сдвоенные под одной аркой верхние окна над южным и северным входами, пилястры по углам главных объёмов, декоративное решение барабана под главой, аркатурный пояс и разработка профилей карнизов и цоколя. Стены храма выполнены из кирпича и оштукатурены. Использовался даже лекальный кирпич. Церковь имеет два кирпичных свода: купольный на парусах и полуцилиндрический над западной частью храма. На колокольню вела лестница, которая выходила на небольшой балкон для хора. У храма было три входа: западный вход главный и боковые северный и южный. По рассказам старожилов деревни, все три входа имели ступени из местного мрамора, которые теперь отсутствуют. Также и подоконники были сделаны из полированных мраморных плит. Сильно выступающие части карнизов были выполнены из шунгитовых плит, привезенных с нигозерского месторождения у Кондопоги. На данный момент оба свода в храме имеют протечки, так как кровля практически отсутствует. Балки перекрытия полов сохранились частично. Сохранилась только одна кованная решетка на окне. Верхняя часть колокольни снаружи обшита доской в советское время. Известно, что: «на сооружение храма было отпущено из кабинета Его Величества 3423 руб. 70,5 коп., оттуда же присланы иконостас и церковная утварь на 1450 руб… Иконостас и Царские врата резные, золотые; святые иконы писаны на холсте. Церковная утварь серебряная, позолоченная…»

В советское время Казанскую церковь переделали под кинозал, но уже в 1970-е годы она становится бесхозной и начинает разрушаться.

Интересна история создания Троицкой церкви в селе Кончезеро. Это село известно тем, что здесь по указу Петра I был построен железоделательный и медеплавильный завод. С переменным успехом кончезерский завод проработал до 1905 г. Ближайшая приходская церковь для кончезерцев стояла в Марциальных Водах, что составляло для них большое неудобство для ее посещения. С 1857 г. начался сбор средств на постройку в селе церкви, но средства мастеровых и крестьян были очень малы: за пять лет было собрано всего 1500 рублей. В то же время на эту проблему обращает внимание начальник Олонецких заводов А. Фелькнер. Он исходатайствовал перед своим высоким начальством ассигнование от казны пособия на церковь в размере 7000 рублей. По замыслу А. Фелькнера и под его непосредственным руководством, технический чиновник Александровского завода Марков составил проект будущей церкви. Храм представлял собой вытянутый с запада на восток объём, увенчанный двумя шатрами: малым над алтарем и большим над колокольней с запада. Оба шатра предлагалось сделать прозрачными из чугунных решеток. Этот проект напоминал скорее католический костел, сделанный в неоготическом стиле, чем православный храм. Видимо поэтому в таком виде его не утвердил Священный Синод, и проект был отправлен на доработку в Департамент искусственных дел Главного управления Путей сообщения и публичных зданий, где его и сделали в 1864 году7. Проект был не сильно изменен, но декоративные элементы и проработка колокольни дают возможность предположить, что проектировщики активно пользовались альбомами образцовых проектов 1844 и 1857 годов. В 1866 году строительство храма в основном было закончено. В церкви был установлен резной иконостас (стоимостью 2500 руб.) и иконы, присланные из Санкт-Петербурга и написанные известными художниками, в том числе и Н. Крамским. Освящен храм был в 1867 г. Участь кончезерской Троицкой церкви в советское время была схожей со всеми остальными церквами. Она была закрыта в 1930-е гг. и разграблена в последующие годы. Но в этом году Администрацией Кондопожского поселения были выделены деньги на проект реставрации этого храма, так что есть надежда, что в скором будущем он будет отреставрирован, и в нем начнутся Богослужения.

Еще один каменный храм на территории Кондопожского района находится в селе Уссуна. Когда-то это было очень богатое село, так как находилось реке Суна, недалеко от ее впадения в озеро Сундозеро. До строительства каскада Сунских ГЭС в конце 1930-х гг. на этом участке реки Суна активно использовался водный транспорт и сплав леса. Село это очень древнее и проживали в нем в основном карелы-людики. В середине XIX в. в нем стояла старая деревянная Ильинская церковь, которая обветшала и уже была мала для разросшегося населения. В 1850-е гг. Санкт-Петербургский купец Николай Ларионов, уроженец Уссуны, строит на свои средства новый каменный храм в родном селе во имя святителя Николая. Его облик классический для того времени: бесстолпный храм, вытянутый по оси восток-запад; над главным объемом когда-то стоял большой купол; над притвором стояла колокольня; своды в храме - все каменные. Возможно, храм тоже был построен, опираясь на образцовые проекты. В советское время купол и колокольня были снесены, и в здании храма расположился клуб. В настоящее время церковь бесхозна и медленно разрушается.

В заключении хочется отметить, каменная церковная архитектура Карелии - это исторический пласт культуры, который до сих пор мало изучен и, продолжая не обращать на него внимания и со стороны специалистов и со стороны государства, мы рискуем потерять его навсегда.

Святитель Николай Архиепископ Мирликийский Чудотворец

Престольные праздники:
Николая Чудотворца - Май 22 [по н.с.] (перенесение мощей), Декабрь 19 [по н.с.]
19 декабря и 22 мая - дни чествования свт. Николая Чудотворца

Никола́й Чудотво́рец; Николай Уго́дник; Святи́тель Николай (греч. Άγιος Νικόλαος — святой Николай; около 270 года, Ликия — около 345 года) — святой в исторических церквях, архиепископ Мир Ликийских (Византия). В христианстве почитается как чудотворец, является покровителем путешествующих, заключённых и сирот, на Западе — покровителем практически всех слоёв общества, но, в основном, детей.

Изображается с митрой на голове, символом его епископства. Святой Николай дал начало персонажу Санта Клаусу. На основании его жития, в котором рассказывается о даре святителем Николаем приданого трём дочерям разорившегося богача, произошли рождественские подарки.

В древних жизнеописаниях Николая Мирликийского обычно путали с Николаем Пинарским (Синайским) из-за схожих подробностей жизнеописаний святых: оба родом из Ликии, архиепископы, почитаемые святители и чудотворцы. Эти совпадения привели к заблуждению, существовавшему многие века, что в истории церкви был только один Святитель Николай Чудотворец.

Он родился в городе Патаре Ликийской области (на южном побережье Малоазийского полуострова), был единственным сыном благочестивых родителей Феофана и Нонны, давших обет посвятить его Богу. Плод долгих молитв ко Господу бездетных родителей, младенец Николай со дня рождения своего явил людям свет будущей своей славы великого чудотворца. Мать его, Нонна, после родов сразу исцелилась от болезни. Новорожденный младенец еще в купели крещения простоял на ногах три часа, никем не поддерживаемый, воздавая этим честь Пресвятой Троице. Святой Николай во младенчестве начал жизнь постническую, принимал молоко матери по средам и пятницам, лишь один раз, после вечерних молитв родителей.

С детских лет Николай преуспевал в изучении Божественного Писания; днем он не выходил из храма, а ночью молился и читал книги, созидая в себе достойное жилище Святого Духа. Дядя его, епископ Патарский Николай, радуясь духовным успехам и высокому благочестию племянника, поставил его во чтеца, а затем возвел Николая в сан священника, сделав его своим помощником и поручив ему говорить поучения пастве. Служа Господу, юноша горел духом, а опытностью в вопросах веры был подобен старцу, чем вызывал удивление и глубокое уважение верующих.

Постоянно труждаясь и бодрствуя, пребывая в непрестанной молитве, пресвитер Николай проявлял великое милосердие к пасомым, приходя на помощь страждущим, и раздавал все свое имение нищим. Узнав о горькой нужде и нищете одного ранее богатого жителя его города, святой Николай спас его от большого греха. Имея трех взрослых дочерей, отчаявшийся отец замыслил отдать их на блудодеяние для спасения от голода. Святитель, скорбя о погибающем грешнике, ночью тайно бросил ему в окно три мешочка с золотом и тем спас семью от падения и духовной гибели. Творя милостыню, святитель Николай всегда старался сделать это тайно и скрыть свои благодеяния.

Отправляясь на поклонение святым местам в Иерусалим, епископ Патарский вручил управление паствой святому Николаю, который и исполнял послушание с тщанием и любовью. Когда епископ возвратился, тот, в свою очередь, испросил благословение на путешествие в Святую Землю. По дороге святой предсказал надвигавшуюся бурю, грозящую кораблю потоплением, ибо видел самого диавола, вшедшего на корабль. По просьбе отчаявшихся путников он умирил своей молитвой морские волны. По его молитве был поставлен здравым один корабельщик-матрос, упавший с мачты и разбившийся насмерть.

Достигнув древнего города Иерусалима, святой Николай, взойдя на Голгофу, возблагодарил Спасителя рода человеческого и обошел все святые места, поклоняясь и творя молитву. Ночью на Сионской горе сами собой отверзлись запертые двери церкви перед пришедшим великим паломником. Обойдя святыни, связанные с земным служением Сына Божия, святой Николай решил удалиться в пустыню, но был остановлен Божественным гласом, увещавшим его вернуться на родину.

Возвратившись в Ликию, святой, стремясь к безмолвному житию, вступил в братство обители, именуемой Святым Сионом. Однако Господь снова возвестил об ином пути, ожидающем его: “Николай, не здесь та нива, на которой ты должен принести ожидаемый Мною плод; но обратись и иди в мир, и да будет прославлено в тебе Имя Мое.” В видении Господь подал ему Евангелие в дорогом окладе, а Пресвятая Богоматерь – омофор.

И действительно, по кончине архиепископа Иоанна он был избран епископом Мир Ликийских после того, как одному из епископов Собора, решавшего вопрос об избрании нового архиепископа, в видении был указан избранник Божий – святой Николай. Призванный пасти Церковь Божию в архиерейском сане, святитель Николай оставался тем же великим подвижником, являя пастве образ кротости, незлобия и любви к людям.

Это было особенно дорого для Ликийской Церкви во время гонения на христиан при императоре Диоклитиане (284-305). Епископ Николай, заключенный в темницу вместе с другими христианами, поддерживал их и увещевал твердо переносить узы, пытки и мучения. Его самого Господь сохранил невредимым. По воцарении святого равноапостольного Константина святитель Николай был возвращен к своей пастве, с радостью встретившей своего наставника и заступника.

Несмотря на великую кротость духа и чистоту сердца, святитель Николай был ревностным и дерзновенным воином Церкви Христовой. Ратоборствуя с духами злобы, святитель обходил языческие капища и храмы в самом городе Миры и его окрестностях, сокрушая идолов и обращая в прах капища. В 325 году святитель Николай был участником I Вселенского Собора, принявшего Никейский Символ веры, и ополчался со святыми Сильвестром, папой Римским, Александром Александрийским, Спиридоном Тримифунтским и другими от 318 святых отцов Собора на еретика Ария.

В пылу обличения святитель Николай, пламеневший ревностью ко Господу, даже заушил (дал пощечину) лжеучителя, за это он был лишен святительского омофора и посажен под стражу. Однако нескольким святым отцам было открыто в видении, что Сам Господь и Богоматерь посвятили святого во епископа, подав ему Евангелие и омофор. Отцы Собора, уразумев, что дерзновение святителя угодно Богу, прославили Господа, а Его святого угодника восстановили в святительском сане. Вернувшись в свою епархию, святитель принес ей мир и благословение, сея слово Истины, пресекая в самом корне неправомыслие и суетное мудрствование, обличая закоренелых еретиков и врачуя падших и уклонившихся по неведению. Он был поистине свет миру и соль земли, ибо житие его было светло и слово его было растворено солью премудрости.

Еще при жизни святитель совершал многие чудеса. Из них наибольшую известность доставило святителю избавление от смерти трех мужей, неправедно осужденных корыстолюбивым градоначальником. Святитель смело подошел к палачу и удержал его меч, уже занесенный над головами осужденных. Градоначальник, обличенный святителем Николаем в неправде, раскаялся и просил его о прощении. При этом присутствовали три военачальника, посланные императором Константином во Фригию. Они еще не подозревали, что им вскоре также придется искать заступничества у святителя Николая, так как их незаслуженно оклеветали перед императором и обрекли на смерть.

Явившись во сне святому равноапостольному Константину, святитель Николай призвал его отпустить неправедно осужденных на смерть военачальников, которые, находясь в темнице, молитвенно призывали на помощь святителя. Много других чудес совершил он, долгие годы подвизаясь в своем служении. По молитвам святителя город Миры был спасен от тяжкого голода. Явившись во сне одному итальянскому купцу и оставив ему в залог три золотых монеты, которые тот обрел в своей руке, пробудившись наутро, попросил его приплыть в Миры и продать там жито. Не раз спасал святитель утопающих в море, выводил из плена и заточения в темницах.


Достигнув глубокой старости, святитель Николай мирно отошел ко Господу († 345-351). Честные его мощи хранились нетленными в местной кафедральной церкви и источали целебное миро, от которого многие получали исцеления. В 1087 году мощи его были перенесены в итальянский город Бари, где почивают и поныне (22 мая н.с., 9 мая с.с.).

Имя великого угодника Божия, святителя и чудотворца Николая, скорого помощника и молитвенника за всех, притекающих к нему, прославилось во всех концах земли, во многих странах и народах. На Руси множество соборов, монастырей и церквей посвящено его святому имени. Нет, пожалуй, ни одного города без Никольского храма.