+79212213861, +79217273595, etskarelia@ya.ru
...организуем отдых с 1997 года!

Кондопога. Успенская церковь XVIII века. (Церковь Успения Пресвятой Богородицы).

Успенская церковь (Церковь Успения Пресвятой Богородицы) в городе Кондопога, 1774 год.

Координаты: 62.175601, 34.286241
Фотографии: Илья Тимин, 21 октября 2017, 2018.

10 августа 2018 года старинный храм  "Успенская церковь в Кондопоге" утрачен безвозвратно. Возможно будет сделан новострой, но историческая связь поколений оборвалась. Официальная версия - поджог полубезумным подростком. Фоторепортаж с места тушения пожара в Конодопоге: "Успенская церковь XVIII века в Карелии полностью сгорела."

Православный храм в городе Кондопога Республики Карелия, объект культурного наследия федерального значения. Успенская церковь является памятником деревянной архитектуры и филиалом Кондопожского городского краеведческого музея.

Первое упоминание об Успенской церкви на этом историческом церковном месте относится к 1563 году. Нынешний деревянный храм — четвёртый, был построен в 1774 году. Принадлежит к местной школе шатрового зодчества, которой присущи характерные особенности: фронтонный пояс на восьмерике и расширение центрального столпа к верху.

По словам смотрительницы, последние два года православные службы здесь не проводятся - только молебны.

Доехать до храма достаточно просто. Благодаря федеральной программме по развитию туризма в регионах России - везде установлены направляющие знаки - от федеральной трассы, до съезда к самой церкви.

В 16 веке здесь уже стоял Храм. После поражения России в Ливонской войне этот Храм был разрушен.

В 1585 году была построен второй, не переживший Смутные времена. В 1616 году была поставлена третья Успенская церковь, впоследствии разобранная из-за ветхости.

В 1774 году была построена деревянная Успенская церковь, которая впитала в себе все лучшие традиции деревянного зодчества. Кто-то сравнивает ее значение в культуре севера - "Как египетские пирамиды".

Рубили ее на народные средства в память по погибшим в Кижском востании 1769 — 1771 годов.

"В Кондопожском приходе, на Петровско-Повенецком почтовом тракте деревянная церковь Еспения Богородицы, шатровая, одноглавая, построенная в 1774 году. Над олтарем крыша овальная, над папертью — на два ската. Вход в паперть с двух сторон — северной и южной, по крыльцам 18 ступеней. Длина —12 саженей, ширина — 5 саженей, олтарь 11/2 сажени."

В 1829—1831 годах, рядом с Успенской церковью на средства прихожан была построена деревянная колокольня, а в 1857 году — зимняя церковь во имя Рождества Богородицы. Колокольня была разобрана в 1930 году, а зимний храм — в 1960-е годы.

По Декрету от 23 января 1918 года «Об отделении церкви от государства» и инструкции 1920 года Наркомюста и отдела по делам музеев «по его применению», все церковное имущество «переходило в заведывание отдела по делам музеев, охраны памятников искусства и старины Наркомпроса».

Ценнейшие образцы икон. Уникальное "Небо".


 

Каждый икона в Успенской церкви достойна отдельного слова. Достаточно редкая икона образ Пресвятой Богородицы "Знамение". Пресвятая Богородица с раскрытыми руками и младенцем Иисусом на уровне груди в круглом медальоне. Этот тип изображения Богороицы появился в 11-12 веках.

Цитата из лекции консультанта службы приходского консультирования Успенского храма в Калуге - Раисы Константиновны Егоровой об иконографии образа Пресвятой Богородицы.

Фигура Богородицы, изображенная в полный рост с Богомладенцем в круглом медальоне на уровне груди, именуется «Великая Панагия», что означает «Всесвятая». Это наиболее богословски насыщенный иконографический тип и связан он с темой Воплощения. В основе иконографии лежат тексты из Ветхого Завета – пророчество Исайи: «Итак сам Господь дает вам знамение: се, Дева во чреве примет и родит Сына, и нарекут Ему имя: Эммануил» (Ис.7,14), и из Нового Завета – слова Ангела в Благовещении: «Дух Святой найдет на Тебя и сила Вышнего осенит Тебя, посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк.1,35). В этих словах открывается нам тайна Боговоплощения, рождения Спасителя от Девы, рождения Сына Божия от земной женщины. Медальон символизирует и небо, как обитель Бога и лоно Богоматери, в котором воплощается Спаситель. Примером может быть Мирожская икона Божией Матери и др.

В 11-12 веках появляется поясное изображение икон типа «Великая Панагия», которые в древнерусской иконописи получили широкое распространение и стали наз. «Знамение». Одно из значений славянского слова знамение – чудо. И действительно, изображение Младенца Христа на лоне Богородицы – это символ самого величайшего чуда, чуда Боговоплощения, когда Безначальный и Невместимый Бог, вместился в человеческое тело. В момент созерцания иконы молящемуся как бы открывается Святая Святых, внутренняя Марии, в недрах которой Духом Святым зачинается Богочеловек. «Чрево Твое пространнее» — так величается Богоматерь в акафисте. Мы Ее видим в момент предстояния Богу: «се раба Господня, да будет Мне по слову Твоему» (Лк.1,38). Иконографический тип «Знамение» иногда именуют «Воплощение».

Слово знамение родственно славянскому глаголу знаменаю – созываю, призываю к богослужению. Это раскрывает второй глубинный смысл данной иконографии: воздетые руки Богоматери, как символ молитвы; Младенец Христос в круге, как символ Евхаристии; орлец – коврик под ногами используется в архиерейском Богослужении, что говорит о предстоянии Богу за весь род человеческий, поручи на руках Богородицы – символ сослужения всей Церкви своему Небесному Предстоятелю.

А.В. Ополовников «Русский север»

Успенская церковь расположена на узком мысу на Чупской губе. Высота церкви 45 м – небывалая для сооружений того времени. В старые времена не раз внушала она надежду путникам, сбившимся с пути, звоном колоколов или ярким светом на колокольне. На срубе четверика расположены два рубленых восьмерика – один на другом. Верхний шире нижнего и соединяются они плавным промежуточным повалом. Над ним тянется фронтонный пояс из резных досок. Верхний восьмерик также переходит в повал, еще более энергичный и широкий, а на нем пятнадцатиметровый шатер, увенчанный главкою с крестом. Это главная вертикаль сооружения, воплотившая его главную архитектурную идею – высотность. Здание хоть и строгое, но живописное, легкое, стройное. С востока к основному четверику примыкает прямоугольная алтарная апсида, перекрытая бочкой с главкой, а с западной стороны - обширная трапезная с сенями под общей двускатной крышей. Вдоль боковых фасадов трапезной идут два изящных висячих крыльца. Наряден декор церкви: фронтонный пояс, резные столбики крыльца, ажурные карнизы.

Трапезная кондопожской церкви просторная и очень простая. Вдоль стен тянутся лавки, а потолок опирается на два резных столба. Столбы крепкие, массивные, перетянутые витыми жгутами-перехватами, образующими слегка выпуклые «дыньки». От столбов к потолку ответвляются полукруглые фигурные кронштейны. Церковь удивительно вписывается в окружающий пейзаж.

Источники: А.В. Ополовников «Русский север», М.: «Стройиздат», 1977. Путеводитель «Карелия», М.: ИД «Симон-пресс», 2003.

И.А. Бартенев, Б.Н. Федоров. Архитектурные памятники Русского Севера.

В 1774 г. на далеко вдающемся в Онежское озеро мысе у Чупа-губы возводится традиционная, покрытая шатром, 42-метровая башнеобразная церковь. Она как бы поднялась из глубины зеркальных вод. Чтобы сильнее подчеркнуть ее высоту, архитектор использует давно известный в западноприонежской культовой архитектуре прием, не применявшийся в строительстве с начала XVII в.,— уширение сруба главного объема кверху. Подобное решение можно видеть в существующей и поныне на Лычном острове озера Сандал церкви Петра и Павла, построенной в 1620 г. Однако автор церкви в Кондопоге, вероятно, вдохновлялся другой постройкой, по силуэту и пропорциям наиболее близкой к ней,— Никольской церковью в Линдозере (1634 г.).

Главный, башнеобразный объем Успенской церкви, так же как и церкви в Линдозере, состоит из двух восьмериков, поставленных на венцы повала четверика, расположенного на высоком подклете. Верхний восьмерик шире нижнего и выложен, в свою очередь, на повале первого. Еще более сильно выраженный повал второго восьмерика несет на себе пятнадцатиметровый шатер, завершающий церковь.

Весьма интересная деталь этой церкви — дощатый фронтонный пояс, который отделяет объем верхнего восьмерика от нижнего и размещается над повалом. Такие горизонтальные пояса характерны для высотных объемов в заонежской культовой архитектуре. Они имеются на Петропавловской церкви на Лычном острове и на Покровской церкви в Кижах, они были на Никольской церкви в Линдозере и в церкви села Деревянского.

Фронтонные пояса не только украшают постройку, но, как это свойственно всей древнерусской архитектуре, имеют и утилитарное назначение. В данном случае они защищают наиболее уязвимые места сруба от загнивания. Каждый фронтончик образует как бы миниатюрную двухскатную кровлю, в основании которой, с уклоном наружу, устроены небольшие водолеи, вынесенные далеко за пределы фасадной линии. Таким образом, дождевая вода не попадает на поверхность сруба восьмериков, а отводится вниз на землю или крыши прирубов. Наличие ряда гнезд в венцах над повалом четверика, идущих по ломаной пинии, наводит на мысль, что главный объем Успенской церкви имел и второй фронтонный пояс с такими же водоотливами, как и верхний.

Основной четверик Успенской церкви имеет два прируба. Восточный — алтарный покрыт бочкой и увенчан главкой, западный прируб представляет собой клеть, состоящую из сеней и квадратной в плане трапезной, балки потолка которой поддерживаются двумя столбами, прорезанными «дыньками» и полосами жгутов с фигурными подкосами.

Существует проект восстановления церкви, разработанный под руководством известного исследователя северного деревянного зодчества А.В. Ополовникова. По его проекту в недалеком будущем должна быть воссоздана маленькая шатровая звонница храма, исчезнувшая в XIX в.

Поскольку церковь находилась на оживленном водном пути, она была своеобразным маяком. Со звонницы, возможно, подавались световые и звуковые сигналы судам, идущим по Онежскому озеру.

Интерьер церкви сохранился достаточно хорошо, но в нем сосуществуют элементы первоначального убранства с более поздним. Очень скромная порезка тесовых лавок трапезной, традиционная яркая роспись «неба» четверика, тябла старого иконостаса, расписанные растительным орнаментом, по всей вероятности, ровесники самой церкви; раскраска же столбов, балок, дверей в бирюзовый, киноварно-красный и коричневый цвета — очевидно, была выполнена в XIX в. К этому же времени относится и нынешний иконостас.

И.А. Бартенев, Б.Н. Федоров. Архитектурные памятники Русского Севера. Ленинград-Москва, «Искусство», 1968

 

 

Успенская церковь на карте:

Успение Пресвятой Богородицы

В Евангелии ничего не сказано о земной жизни Богоматери после Вознесения Спасителя. Сведения о Ее последних днях сохранило церковное предание, в частности такие пространные апокрифические сказания, как «Слово Иоанна Богослова на Успение Богородицы», «Слово Иоанна, архиепископа Солунского», а также древнейшее праздничное слово на Успение Иерусалимского патриарха Модеста († 632), слова преподобного Андрея Критского, Константинопольского патриарха Германа и три слова преподобного Иоанна Дамаскина. Все эти источники датируются VIII веком.

Однако существуют и более ранние свидетельства. Обстоятельства Успения Божией Матери известны в Православной Церкви от времен апостольских. В I веке об Ее Успении писал священномученик Дионисий Ареопагит. Во II веке сказание о телесном переселении Пресвятой Девы Марии на небо сохранилось в сочинениях Мелитона, епископа Сардийского. В IV веке на предание об Успении Матери Божией указывает святитель Епифаний Кипрский.

Если суммировать все имеющиеся сведения, информативность и достоверность которых неодинакова, можно сказать, что ко времени Своего блаженного Успения Пресвятая Дева Мария опять прибыла в Иерусалим. Слава Ее как Матери Божией уже распространилась по земле и многих завистливых и гордых людей вооружила против Нее, чем были вызваны покушения на Ее жизнь. Но Бог хранил Ее от врагов. Дни и ночи Она проводила в молитве. Нередко Пресвятая Богородица приходила к святому Гробу Господню, воскуряла здесь фимиам и преклоняла колена. Не раз покушались враги Спасителя препятствовать посещать Ей святое место и выпросили у первосвященников стражу для охраны Гроба Спасителя. Но Святая Дева, никем не зримая, продолжала молиться пред ним.

В одно из таких посещений пред Нею предстал архангел Гавриил и возвестил о Ее скором переселении из этой жизни в жизнь вечно блаженную. В залог архангел вручил Ей пальмовую ветвь. С небесной вестью возвратилась Божия Матерь в Вифлеем с тремя Ей прислуживавшими девами (Сепфорой, Евигеей и Зоилой).

Затем Она вызвала праведного Иосифа из Аримафеи и учеников Господа, которым возвестила о Своем скором Успении. Пресвятая Дева молилась также, чтобы Господь послал к Ней апостола Иоанна. И Дух Святой восхитил его из Ефеса, поставив рядом с тем местом, где возлежала Матерь Божия. После молитвы Пресвятая Дева воскурила фимиам, и Иоанн услышал голос с небес, заключавший Ее молитву словом «Аминь». Божия Матерь заметила, что этот голос означает скорое прибытие апостолов и небесных сил бесплотных. Апостолы, число которых и исчислить нельзя, слетелись, подобно орлам, чтобы послужить Матери Божией. Увидев друг друга, апостолы радовались, но в недоумении взаимно вопрошали: для чего Господь собрал их в одно место?

Святой Иоанн Богослов, с радостными слезами приветствуя их, сказал, что для Божией Матери настало время отойти ко Господу.

Войдя к Матери Божией, они увидели Ее благолепно сидящей на ложе, исполненной духовного веселья. Во время беседы также чудесным образом предстал и апостол Павел с учениками своими: Дионисием Ареопагитом, Иерофеем, Тимофеем и другими из числа 70 апостолов. Всех их собрал Святой Дух, чтобы они сподобились благословения Пречистой Девы Марии и благолепнее устроили погребение Матери Господней.

Настал 3-й час, когда должно было совершиться Успение Божией Матери. Пылало множество свечей. Святые апостолы с песнопениями окружали благолепно украшенный одр, на котором возлежала Богородица. Она молилась в ожидании Своего исхода и пришествия Своего вожделенного Сына и Господа. Внезапно заблистал неизреченный свет Божественной Славы, пред которым померкли пылавшие свечи. Видевшие это ужаснулись. Верх помещения как бы исчез в лучах необъяснимого света, и сошел Сам Царь Славы – Христос, окруженный множеством ангелов, архангелов и других небесных сил с праведными душами праотцев и пророков, некогда предвозвещавших о Пресвятой Деве. Без всякого телесного страдания, как бы в приятном сне, Пресвятая Дева предала душу в руки Своего Сына и Бога.

Тогда раздалось радостное ангельское пение. Сопровождая чистую душу Богоневесты как Царицы Небесной, с благоговейным страхом ангелы взывали: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах! Се Царица, Богоотроковица, прииде, возьмите врата, и Сию премирно подъимите Присносущую Матерь Света; Тоя бо ради всеродное человеком спасение бысть. На Нюже взирати не можем и Той достойную честь воздати немощно» (стихира праздника на Господи, воззвах). Небесные врата возвысились, встретив душу Пресвятой Богородицы, херувимы и серафимы с радостью прославили Ее. Благодатное лицо Богоматери сияло славой Божественного девства, а от тела разливалось благоухание.

Благоговейно и со страхом лобызая пречистое тело, апостолы освящались от него и исполнялись благодати и духовной радости. Для большего прославления Пресвятой Богородицы всемогущая сила Божия исцеляла больных, с верою и любовью прикасавшихся к священному одру.

Оплакав свою разлуку с Матерью Божией на земле, апостолы приступили к погребению. Петр, Павел, Иаков с другими из числа 12 апостолов понесли на своих плечах одр, на котором возлежало тело Приснодевы. Святой Иоанн Богослов шел впереди с райской светозарной ветвью, а прочие святые и множество верных сопровождали одр со свечами и кадилами, воспевая священные песни. Это торжественное шествие началось от Сиона и следовало через весь Иерусалим в Гефсиманию.

Неверующие жители Иерусалима, пораженные необычайным величием погребального шествия и озлобленные почестями, воздаваемыми Матери Иисуса, донесли о том первосвященникам и книжникам. Пылая завистью и мщением ко всему, что напоминало им Христа, они послали своих слуг, чтобы те разогнали сопровождавших и самое тело Матери Божией сожгли. Возбужденный народ и воины с яростью устремились на христиан, но облачный венец, сопровождавший по воздуху шествие, опустился к земле и как бы стеною оградил его. Преследователи слышали шаги и пение, но никого из провожавших не видели. Многие из злоумышлявших были поражены слепотой.

Иудейский священник Авфония из зависти и ненависти к Матери Иисуса Назорея хотел опрокинуть одр, на котором возлежало тело Пресвятой Девы. Но ангел Божий невидимо отсек его руки, которые прикоснулись к одру. Видя такое чудо, Авфония раскаялся и с верою исповедал величие Матери Божией. Он получил исцеление и примкнул к сонму сопровождавших тело Богоматери, став ревностным последователем Христа.

Когда шествие достигло Гефсимании, там с плачем и рыданием началось последнее целование пречистого тела. Лишь к вечеру святые апостолы могли положить его во гроб и закрыть вход в пещеру большим камнем. Три дня они не отходили от места погребения, совершая непрестанные молитвы и псалмопения.

Вечером, когда апостолы собрались в доме для подкрепления себя пищей, им явилась Сама Матерь Божия и сказала: «Радуйтесь! Я с вами – во все дни». Это чрезвычайно обрадовало апостолов и всех бывших с ними. Они подняли часть хлеба, поставляемую на трапезу в память Спасителя («часть Господа»), и воскликнули: «Пресвятая Богородица, помогай нам». Так было положено начало чину возношения панагии – обычаю возношения части хлеба в честь Матери Божией, который и доныне соблюдается в монастырях.

Вопрос о дате Успения Божией Матери вызывает споры: Евсевий Кесарийский называет 48 год по Р.Х., Епифаний – 58-й, Мелитон Сардский – 55-й, Никифор Каллист – 44-й, есть и иные мнения[1].

Доподлинно неизвестно и в каком возрасте почила Богородица. Можно рассуждать так. При Ее погребении присутствовал святой Дионисий Ареопагит. Он обращен в веру апостолом Павлом в 52 году, три года путешествовал с ним, был в Иерусалиме у Божией Матери, затем жил в Афинах, где принял епископство. Следовательно, прибыть на погребение Пречистой он мог не ранее 57 года. Считается, что Рождество Христово последовало на 15-м году жизни Марии. А значит, к моменту Успения Ей было 72 года.

Если исходить из вышесказанного, становится очевидным, что и праздник в честь Успения Богородицы не мог возникнуть рано.

Церковь гораздо ранее пришла к мысли о праздновании дня смерти мучеников, чем Успения. Показательно, что в Сирском месяцеслове III–IV веков, в котором каждый день года имеет память какого-либо святого, не содержится ни одного Богородичного праздника. Причина такого явления понятна: мученики страдали и умирали на глазах всех, и дни кончины были запечатлены в сердцах христиан. Что касается Богоматери, нужно было позднейшее богословское углубление в догмат воплощения и посягательство ересей на Ее достоинство, имевшее место только в V веке, чтобы обратить благоговейное внимание христиан на личность Богородицы.

 

Из журнала "Православные Храмы"

Церковь Успения Пресвятой Богородицы была выстроена на земле, некогда принадлежавшей нескольким богатым семьям - Фёдоровым, Грузовым, Вангиным и Селионтьевым. В архивных источниках 1563 года уточняется, что церковь располагается рядом с деревней Остатки Ондреева, "у погоста на середке у ручья Лутьяновская". Тогда в территориальном делении царила неразбериха, и, как следствие этого, крестьяне разных погостов считали землю с Успенской церковью своей. По церковным документам храм числился "выставным", то есть "филиальным" - от Никольского Шуйского погоста. Лишь в 1714 году Кондопожскую волость выделили в самостоятельную административную единицу - с четырьмя десятками крестьянских домов. Сделал это сподвижник Петра I генерал-майор Михаил Афанасьевич Матюшкин, отправленный в Карелию для составления описаний граничащих со Швецией земель.

Но вернёмся на полтора столетия назад. Конец ХVI века для Русского Севера - времена интервенции. Ливонская война проиграна, в Карельском уезде хозяйничают шведы. Писцовые книги 1582-1583 годов сообщали о сожжении Успенской церкви и убийстве большого количества местных крестьян. Через два года храм отстроили заново - у Успенской церкви было три алтаря и уже тогда "верх шатром". Но эта церковь сгорела - в огне Смутного времени. И вновь очень быстро заново возродилась из пепла. В земельных книгах 1616-1619 годов новый кондопожский храм описывался как "тёплая церковь с крышей, покрытой железом, с трапезной... на колокольне колокола". Спустя десять лет писец Никита Панин и подъячий Семён Копылов составили подробную опись обстановки, икон, утвари и колоколов, принадлежавших Успенскому храму. Известно, что в местных приходах крестьяне считали за правило строить избушки-приюты для сирот, вдов и инвалидов. Заботились об обитателях этих приютов всем миром. У стен Успенской церкви стояло две таких избушки. Во второй половине ХVIII века в Карелии открыли месторождения мрамора. Его добычей здесь старались заниматься все - от крестьян, подряжавшихся на ломку, до купцов, доставлявших камень в Петербург. Кондопога тогда превратилась в перевалочный пункт, что способствовало её оживлению. В это время строится новая Успенская церковь. Старая, похоже, к тому времени обветшала до такой степени, что её было проще разобрать, чем ремонтировать. В 1774 году в Кондопоге возводят четвёртую по счёту Успенскую церковь. Ставят её "на средства и тщанием" прихожан. В "Главной церковной и ризничной описи Успенской церкви", составленной в 1875 году, подчёркивается, что храм "в вышину восемнадцать сажен" имеет колокольню "тож деревянную, осьмигранную", а стоит эта колокольня "отдельно от церкви на расстоянии шести сажен, в вышину имеет восемнадцать сажен, главы как на церкви, так и на колокольне обиты белым железом".

Сохранилось ещё одно описание Успенской церкви того же времени. Его привёз из поездки в Карелию архитектор Л.В. Даль, которого отправили в 1876 году в Олонецкую губернию с инспекцией старинных храмов. Чтобы облегчить работу комиссии, губернский статистический комитет подготовил стостраничный обзор с подробнейшим описанием 88 епархиальных церквей и десятка монастырей. В этом документе читаем: "В Кондопожском приходе на Петровско-Повенецком почтовом тракте деревянная церковь Успения Богородицы, шатровая, одноглавая... Над олтарем - крыша овальная, над папертью - два ската. Вход в паперть с двух сторон - северной и южной, по крыльцам 18 ступеней". К моменту освящения нового Успенского храма были готовы образа для иконостаса: кроме того, для церкви специально написали Тихвинскую икону Божией Матери, являвшуюся точным списком с чудотворного первообраза. Сам иконостас сначала являлся тябловым, но потом его закрыли резной конструкцией, выполненной в стилистике екатерининского барокко. Стены храма украсили образами из иконостаса предыдущей, разобранной, церкви. Как проходило само освящение - неизвестно. Описаний этого события, увы, не сохранилось; "Епархиальных ведомостей" тогда ещё не издавалось.

Ко второй половине ХIХ века вокруг Успенской церкви в Кондопоге сложился целый храмовый комплекс. Он состоял, помимо Успенского храма, из зимней церкви Рождества Пресвятой Богородицы и шатровой колокольни на шесть колоколов. Последнюю поставили на средства прихожан в 1831 году. Её строительство обошлось в две с половиной тысячи рублей - солидную по тем временам сумму. Срубил колокольню плотник из города Пудожа Василий Акимов. В то же время Кондопога активно росла - через неё прошёл новый почтовый тракт, связавший Петрозаводск и Повенец, по-прежнему велась добыча мрамора. К концу века в селе насчитывалось полсотни домов и 300 жителей, которые довольно быстро собрали средства на строительство зимнего храма. Церковь была пятиглавой, обшитой досками и выкрашенной в белый цвет. Увы, колокольня простояла только сто лет с момента своего возведения, её сломали в 1930-е годы: поставили лебёдку, зацепили трос за шатёр, опорные стойки сооружения подрубили - и дёрнули... К моменту уничтожения она уже была "безголосой" - пять из шести колоколов бесследно исчезли, а последний отвезли на местный скотный двор, где он стал сигнальным. Тёплую Богородице-Рождественскую церковь в советскую эпоху сначала приспособили для просушки зерна, позже в ней устроили клуб здешнего колхоза с символичным названием "Культура". Но и она богоборческих времён не пережила - храм снесли в 1960-е годы, в хрущёвскую волну гонений на религию. В 1922 году из Успенского и Рождественского храмов Кондопоги изъяли те немногочисленные ценности, которые там имелись, - два серебряных набора для евхаристии.

После революции, согласно большевисткому декрету "Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви" и последующей инструкции по его применению, всё имущество храмов (и карельских в том числе) должно было перейти в ведение Отдела по делам музеев, охраны памятников искусства и старины Наркомпроса. Таким образом, далее Успенской церковью занимались искусствоведы. В середине 1920-х годов её изучали и обмеряли эксперты из Онежской экспедиции, которой руководил Игорь Эммануилович Грабарь. Именно он убедительно доказал, что храм представляет собой невероятную ценность. В частности, благодаря его вмешательству Успенский храм не изуродовали как "наследие проклятого прошлого", а напротив, регулярно реставрировали и ремонтировали - в 1927 году, потом ещё раз - через четверть века. Летом 1960 года Совет Министров РСФСР принял решение взять Успенский храм под государственную охрану. Любопытно, что во время Великой Отечественной войны, когда Кондопога вместе с большей частью Карелии была оккупирована финскими войсками, в Успенском храме совершались богослужения, причём - поразительный факт! - не только православные, но и лютеранские. Между прочим, от тех оккупационных времён в финском военном архиве осталось много бесценных фотографий, на которых Успенская церковь запечатлена ещё вместе с зимним пятиглавым храмом.

Судьба Успенского храма сложилась, в общем, удачно - не в пример многим другим памятникам народного деревянного зодчества. Церковь не раскатали по брёвнышку в голодно-холодные революционные годы, не переделали в "сельский клуб" и не сожгли случайно брошенным по случаю какого-нибудь юбилея окурком, да и шальные молнии Бог отводил от 45-метровой деревянной башни, долгое время стоявшей без громоотвода.

В 1960 году государство взяло Успенскую церковь под свою охрану. А через тридцать лет храм вернули верующим. Его освящал архимандрит Мануил (Павлов)(ныне митрополит Петрозаводский и Карельский). На церемонии собралось огромное количество народа. Радости присутствующих не было предела. Потом пришло время очередных реставраций и ремонтов. Этими работами чаще занимаются специалисты из клуба "Скифы". Так, например, в 1999 году они привели в порядок внутреннее помещение над сводом, крышу и купола. Во время "раскопок" птичьего помёта внутри храма были обнаружены фрагменты человеческого скелета, старые рукописи, газеты и купюры ХIХ века. На следующем этапе потребовалось покрыть крышу и купола влагостойким составом. Совсем недавно Успенскую церковь оборудовали защитой от молний и громоотводами. А.В. Ополовников, реставрировавший Успенскую церковь в 1948 году, писал об этой церкви: "Нет её равных среди деревянных шатровых церквей, хотя и нет коренных отличий от них. Удивительная и единственная в своём роде, эта церковь - лебединая песня народного зодчества, пропетая с такой глубокой силой, что после неё любой звук кажется и слабее, и немощнее..." Время пощадило не только Успенскую церковь, но и многое из его внутреннего убранства.

Кондопожский храм - единственный из действующих храмов, где сохранилось уникальное "Небо". "Небо" - это непременная деталь северных деревянных храмов; традиции такой росписи берут начало в ХVII века, когда местные мастера попытались устраивать в новых церквах подобные купола, характерного для каменных храмов. Интересен также церковный иконостас, как бы продолжающий идею "неба". Одна из главных святынь Успенского храма - Тихвинская икона Божией Матери. С ней связано чудо. Ещё на заре советской власти кто-то из богоборцев проткнул образ штыком. Потом икона вообще исчезла из церкви на несколько десятилетий. Чудесным образом она вернулась в Успенскую церковь в 90-е годы ХХ века, и теперь, отреставрированная, снова привлекает к себе многих верующих.

Из журнала "Православные Храмы. Путешествие по Святым местам". Выпуск №105, 2014 г.