+79212213861, +79217273595, etskarelia@ya.ru
...организуем отдых с 1997 года!

Мелойгуба. Часовня Николая Чудотворца.

Мелойгуба. Часовня Николая Чудотворца.

Координаты: 62.511048, 34.591392

Часовня была построена в 1693 году, но с момента первой постройки несколько раз переделывалась. Очевидно, что первым строением был основной сруб клетского типа из бревна с повалами в верхней части, с молельным помещением и притвором под единой двускатной кровлей. Над притвором установлена высокая колокольня на бревенчатом восьмерике с повалами к верху, шатровой кровлей на восьми столбах. На колокольне - луковичная главка с восьмиконечным крестом. Также две главки с крестами высятся над крыльцом и над молельным помещением.

Изначально часовня была бревенчатая, без обшивки тесаной доской. Этому свидетельствует очень качественно выполненный тес бревна на внутренних стенах.

Позже к часовне было пристроено массивное крытое крыльцо, которое стало своеобразными сенями-притвором. Широкая лестница, окна в каждом помещении. Скорее всего в этот период, когда появилось крыльцо - и была обшита часовня. Точные даты строительства крыльца установить не просто, но, если смотреть на тип тесаной доски, которой часовня в результате переделок была обшита снаружи и внутри - то она очень похожа на доску, которой обшивали часовни более позднего периода - от конца XVIII века до середины XIX века (на примере заонежских и кондопожских часовен).

Часовня была богата украшена резными элементами. От которых в разные периоды оставалось все меньше деталей. На 2018 год - сохранились  только причелины и элементы подзора на колокольне.

К XX веку кровля, шатер и главки часовни были покрыты металлом. Скорее всего эти работы были выполнены или в самом конце XIX века или в самом начале XX века. Под металлом кровли и шатра колокольни видна старая деревянная кровля, которая скорее всего тоже не историческая, а после ремонта, предположительно в первой половине XIX веке (предположение основано на аналогичных образцах деревянных часовен Карелии XIX века). Первая кровля была выполнена по безгвоздевому принципу "по курицам и потокам" - этому свидетельствуют определенные зарубки на срубе.

Авторитетные исследователи деревянного зодчества также указывают примерно эту периодику в жизни часовни.

Финский исследователь Л. Петтерсон (оставившего наиболее полное на сегодня описание Заонежских храмов, сделанное во время финской оккупации 1941-44 гг.) отнес постройку часовни к первой половине XVIII в., а ее модернизации по его мнению были XVIII—XIX вв.

В книге «Свод памятников истории и культуры КАССР» В. П. Орфинский также выделяет три этапа в истории часовни - первая половина XVIII в., конец XVIII в., конец XIX в.

Когда-то часовня была богатой по внутреннему наполнению. Иконостас, иконы неба, росписи элементов, окрашенные стены - все это на сегодня утрачено, лишь некоторые фрагменты напоминают о былой роскоши.  Иконы, которые стали памятниками древнерусской живописи из Никольской часовни Мелойгубы были вывезены этнографическими экспедициями в 1962 и 1970 гг. и хранятся в фондах Музея изобразительных искусств Карелии. А также частично в фондах Государственного музея–заповедника «Кижи».

Характерным подтверждением мнения зодчих о периоде строительства часовни является найденная на тябловом иконостасе, вывезенном в Петрозаводск, надпись: "Поставлена сiя часовня во имя Николы Чюдотворца лета 7201го года мца майя въ 3 день. Построилъ сiю часовню рабъ Бжiй Iоаннъ Софроньтевъ сынъ Шестаковъ. Поновлена тысеща семсотъ двадесятаго году марта 4 день".

Эта надпись позволила точно узнать дату постройки часовни (1693) и ее обновления (поновления) - 1720 и 1890-1895 гг. - вероятно создание потолка-"неба" и переделки кровли на металл.

Энциклопедические данные по Никольской часовне в Мелойгубе:

Часовня во имя Святителя Николая Чудотворца д. Мелой Губа. 1693 г. Состоит из двух срубов: молельни и сеней, перекрытых единой кровлей. Над сенями возвышается звонница. Особый облик часовне придает крупное протяженное крытое крыльцо, расположенное перпендикулярно к сеням. Иконы так называемого "неба" (особой потолочной формы размещения икон в деревянных храмах, появившейся со второй половины XVII в.) были вывезены из часовни экспедицией музея "Кижи" в 1970 г. и хранятся в фондах этого музея. За прошедшие со времени экспедиции КМИИ 7 лет в часовне сохранилось только 7 икон "неба" и большая монументальная икона «Страшный суд».

По книгам: Древняя живопись Карелии. Фонды музея «Кижи»: Каталог /Государственный историко–архитектурный музей–заповедник «Кижи», Министерство культуры КАССР. / Сост. И.М. Гурвич. — Петрозаводск, 1980. С. 20, 62–63; Фролова Г.И. «Небеса» Заонежья. Иконы из собрания музея–заповедника «Кижи». Петрозаводск: Издательский центр музея–заповедника «Кижи», 2008. С. 124—129.  Орфинский В.П. Архитектурное наследие Заонежья // Кижский вестник. № 2. Заонежье. Петрозаводск, 1993. С. 177–178.

и еще одно мнение, которое дополняет общую картину:

Большинство заонежских часовен окончательно сформировалось как раз в период перелома от традиционного народного зодчества к профессиональной архитектуре. Очень характерна в этом отношении судьба Никольской часовни в деревне Мелойгуба на северо–западе Заонежского полуострова. Срублена она была в конце XVII в. в виде клетской постройки, состоящей из более высокого сруба главного помещения с повалами, низкой бесповальной трапезной и развитого крыльца. При первой реконструкции в конце XVIII в. вместо разобранного крыльца пристроили сени с колокольней над ними. Одновременно надстроили трапезную под общую крышу с молитвенным помещением, оставив потолки на прежнем уровне, и следовательно придав равновысокость наружному объему сооружения с разновысоким интерьером — влияние тенденций профессиональной архитектуры. Высотное акцентирование не главного храмового помещения, а входа (с помощью надстройки колокольни), стремление скрыть разновысокость внутренних пространств крышей с общим коньком, равномерное размещение окон на фасадах вне зависимости от освещенности интерьера — все это предопределено тенденцией к регулярности, характерной для профессиональной архитектуры нового времени. Вместе с тем органическое единство архитектуры с природой — дань традициям средневековья. Традиционализм крестьянской культуры способствовал совместимости заимствований, которые долгое время как бы проверялись «на зубок» традиций. Лишь дальнейшее ослабление последних на рубеже XIX—XX вв. привело к снижению «стилистического иммунитета» народного зодчества. В частности, это проявилось при третьей реконструкции Никольской часовни в 1890—1895 гг., когда к храму были пристроены вторые южные сени с внутренним крыльцом, выпилен переруб, отделяющий молитвенное помещение от трапезной, переделана звонница колокольни, произведена наружная и внутренняя обшивка с покрытием главок железом.

Платонов В.Г. К вопросу об эволюции северного иконостаса (На примере часовни Николы в д. Мелойгуба) // Проблемы исследования, реставрации и использования архитектурного наследия Карелии и сопредельных областей. Межвузовский сборник. Петрозаводск, 1985. С. 81—89.

 и академическое мнение известного архитектора Орфинского:

Переход от традиционных форм убранства интерьера к использованию декоративных приемов XVIII в. интересно сопоставить с эволюцией архитектуры Никольской часовни. Во второй половине — конце XVIII в. ее силуэт существенно изменился вследствие надстройки трапезной до высоты молельни и сооружения сеней с возвышающейся над ними звонницей. Не случайно, видимо, то, что в этот период в интерьере появляется ордерный иконостас и «небо». Устройство этого более широкого и пластически более активного иконостаса как бы предопределило дальнейшую трансформацию внутреннего пространства храма. В начале XX в. площадь основного помещения расширяется за счет трапезной благодаря растеске западной стены молельни. При этом были искажены традиционные пропорции интерьера, но улучшились условия восприятия ордерного иконостаса. Несколько ранее, в конце XIX в., архитектурный образ часовни был существенно искажен пристройкой с юга вторых сеней.

Орфинский В.П. Часовни в традиционной культуре карел // Народное зодчество. Петрозаводск: издательство ПетрГУ, 2004. С. 93—94.

 

Часовня Николая Чудотворца в деревне Мелойгуба на карте:

Мелойгуба - деревня на берегу Уницкой губы Онежского озера.

Это заброшенная деревня в Кондопожском районе Карелии, расположенная на берегу Уницкой губы Онежского озера рядом с короткой речкой соединяющей мелкое озеро-залив Иленгуба с Онегой.

Мелая губа в 1985 году еще была жилой. На 2018 год в деревне осталось два условно жилых дома. Один из них поддерживают рыбаки, останавливающиеся на постой, этот дом имеет хозяев, которые проживают с другой стороны Заонежского полуострова в деревне Лебещино и уже много лет не были в родной Мелойгубе (Антонина Петровна Романова и ее фермерская семья). И дом Акатовых, что частично руинирован, а находится прямо рядом с часовней.

В начале XX века, здесь была открыта финская (по другим данным - английская) УЖД (узкоколейная железная дорога) Мелой Губа–Юнозеро. Точное назначение неизвестно - возможно для лесозаготовок, возможно для транспортной инфраструктуры "озеро-материк". Электричества не было. Просуществовав примерно до 1960–х годов, была разобрана. Общая длина УЖД была 3,5 км. и вела она от Мелойгубы до Юнозера.

Добраться до Мелойгбуы можно от деревни Уница либо по воде Уницкой губы Онежского оезра, либо по проселочной дороге (12 км) и потом пешком, переправившись через три протоки. Также деревня доступна в зимнее время по льду Уницкой губы Онежского озера.

Две зимние автомобильные трофи-экспедиции XXI века не смогли проехать до деревни по материку - только через выезд на лед Онежского озера.

Упоминание деревни Мелойгуба в документах:

1. Писцовые книги Обонежской пятины. 1563 г. (Описание Андрея Лихачева «с товарыщи», подъячий Ляпун Добрынин. 7072 г.): "Погост Спасской в Кижах. Прибыло: <...> Дер. на Милой Губе: Данилко Родивонов, Ронко Алексеев, Савко Терехов, обжа[1], сеют в поле ржы пол–2 коробьи, сена косят 20 коп<ен>."
2. Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины. 1582/83 гг. <По книге: История Карелии 16—17 вв. в документах. Петрозаводск—Joensuu. 1993.>: "Заонежские погосты. Спасский в Кижах. <...>
Пустошь, что была деревня на Малой ж губе Данилка Родионова, а в ней пашни лесом поросло 10 чети в поле, а в дву по тому ж, сена 20 копен. Обжа..."
3. Переписная книга (Писцовая книга Новогородской волости. 1646 г. Скорописью XVIII в.) Неопубликованный источник: РНБ. Отдел рукописей. Тит. 336. (Собрание Титова Андрея Александровича): "<...> Деревня на мѣлой губѣ данилки родионова а в ней крестьяне: ® саливанко аканьинъ збратьями сродными с олешкой да с киришкой ® потапко<?> окатцев<?> збратомъ сроднымъ со гришкой<?> // л. 56 ® бобыль трифонко денисовъ // л. 56 об."
4. ОЛОНЕЦКАЯ ГУБЕРНІЯ. СПИСОКЪ НАСЕЛЕННЫХЪ МѢСТЪ ПО СВѢДѢНІЯМЪ 1873 ГОДА. Изданъ ЦЕНТРАЛЬНЫМЪ СТАТИСТИЧЕСКИМЪ КОМИТЕТОМЪ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХЪ ДѢЛЪ. Обработанъ старшимъ редакторомъ Е. Огородниковымъ. САНКТПЕТЕРБУРГЪ. Типографія Министерства Внутреннихъ Дѣлъ. 1879 (Списки населенныхъ мѣстъ Россійской Имперіи. Т. XXVII): "Петрозаводскій уѣздъ, 2-й станъ (по правую сторону Повѣнецкаго тракта, по озерной системѣ Онежскаго озера), № 334. дер. Мела–губа, при заливѣ оз. Онеги, 120 верстъ отъ Петрозаводска, 63 версты отъ становаго квартала (въ селѣ Кондопогѣ), 7 дворовъ, 26 мужчинъ, 21 женщина, часовня православная."
5. Списокъ селеній въ Олонецкой губерніи, съ обозначеніемъ наличнаго числа домовъ и жителей // ОЛОНЕЦКІЙ СБОРНИКЪ. МАТЕРІАЛЫ для исторіи, географіи и этнографіи Олонецкаго края. Выпускъ третій. Изданіе Олонецкаго Губернскаго Статистическаго Комитета. ПЕТРОЗАВОДСКЪ. Типографія Губернскаго Правленія. 1894: "Петрозаводскій уѣздъ, Кондопожская волость, Викшезерское общество, № 139. <деревня> Мелой губа, 9 домовъ, 37 мужчинъ, 29 женщинъ, всѣ русскіе."
Списокъ населенныхъ мѣстъ Олонецкой губерніи по свѣдѣніямъ за 1905 годъ Изданіе Олонецкаго Губернскаго Статистическаго Комитета. Составилъ Дѣйствительный Членъ–Секретарь Комитета И. И. Благовѣщенскій. Петрозаводскъ. Олонецкая губернская типографія, 1907. 326 с.: "Петрозаводскій уѣздъ, Кондопожская волость, Викшезерское общество, деревня Мѣлой губа, при Онежскомъ озерѣ, 115 верстъ отъ Пска, 58 верстъ отъ волостнаго правленiя, 3 версты отъ ближняго поселка, 1 верста до школы, 46 верстъ до почтоваго отдѣленiя, 47 верстъ отъ пароходной пристани. Домовъ крестьянскихъ 10. Семей крестьянскихъ 12. 34 мужчины–крестьянина, 30 крестьянокъ. Скота: 10 лошадей, 35 коровъ, 15 прочихъ."
7. Список населенных мест Карельской АССР. Перепись 1926 г.: Кондопожский район, Уницкий сельсовет, деревня Мелой–губа, 15 крестьянских домов, 40 мужчин, 36 женщин, все русские.
8. Перепись 1933 г.: Кондопожский район, Уницкий сельсовет, деревня Мелой губа, 38 мужчин, 36 женщины, все русские.

Краткая информация о Мелойгубе или Мела-губе по данным Списков населенных мест за 1873 и 1905 года.

Мела-губа — деревня Викшезерского общества Кондопожской волости Петрозаводского уезда. Стан 2-й. Находится при заливе озера Онеги (1873) / при Онежском озере (1905). Лежит на Повенецком тракте от города Петрозаводска. По правую сторону этого тракта, по озерной системе Онежского озера.Расстояние до становой квартиры — 63 версты*, до уездного города (Петрозаводск) — 120 вёрст (1873) / 115 вёрст (1905). Местоположение становой квартиры — Кондопога. Расстояние до волостного правления (Кондопога) — 58 вёрст. До ближайшей деревни или села 3 версты. До отделения почты 46 вёрст, до пароходной пристани 47 вёрст. До школы 1 верста.Согласно «Списку населённых мест» 1873 года, население составляло 47 человек: 26 мужчин и 21 женщина. Жили по 7 дворам. Часовня православная. В «Списке населённых мест» 1905 года название деревни — Мелой губа. К 1905 году население состояло из 34 крестьян и 30 крестьянок, всего 64 человека. Дворов 10, семей 12. Имелся скот: 10 лошадей, 35 коров и 15 голов прочего скота.

Микротопонимия: Мелойгуба; мелогубский, –ая (приход, погост, часовня). Встречающиеся (в документах, картах, печатных и архивных источниках) варианты написания: Мелой губа (1894, 1933), Мелой–губа (1926, 1980), Мелой Губа (2008), Мела–губа (1873), Мелайгуба (2004), Мелай Губа (2004), Мѣлой губа (1646, 1905), Мѣлой–губа, Малая губа (1583), Милыя Губа (1563); мелойгубский (1985).

В целом к Мелай губе отонося три деревни, которые были расположены рядом. Сама Мелойгуба, Кокорино и Бардово.

Можно еще раз отдельно процитировать упоминание деревнь в исторических документах:

1. Писцовые книги Обонежской пятины. 1563 г.
Погост Спасской в Кижах.
Прибыло:
<...>Дер. на Милой Губе:
 Данилко Родивонов,  Ронко Алексеев,  Савко Терехов, обжа, сеют в поле ржы пол-2 коробьи, сена косят 20 коп<ен>.
Дер. на Милой Губе словет Кокорин остров:
 Микитко Есипов,  Куземка Григорьев, обжа, сеют в поле ржы пол-2 коробьи, сена косят 15 коп<ен><...>
Обжа — новгородская единица обложения на территории с преобладающим с/х, в основу кладется размер и доходоность хозяйства данного места.
Коробья — мера хлеба (примерно 8—9 пудов, для XVII в.) = 2 четверти.

2. Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины. 1582/83 гг.
<По книге: История Карелии 16—17 вв. в документах. Петрозаводск—Joensuu. 1993>
Заонежские погосты.
<...>Пустошь, что была деревня на Малой ж губе Данилка Родионова, а в ней пашни лесом поросло 10 чети в поле, а в дву по тому ж, сена 20 копен. Обжа.<...>
Пустошь, что была деревня на Малой губе словет Кокорин остров, Пашни лесом поросло 10 чети в поле, а в дву по тому ж, сена 15копен. В пусте обжа.<...>

3. Переписная книга (Писцовая книга Новогородской волости. 1646 г. Скорописью XVIII в.)
<Неопубликованный источник: Тит. 336. (Собрание Титова Андрея Александровича). РНБ. Отдел рукописей;  на самом деле, это «в» в кружке, принятое в писцовых книгах обозначение «во дворе»>.
<...>Деревня на Мѣлой губѣ Данилки Родионова а в ней крестьяне:
 Саливанко Аканьинъ збратьями сродными с Олешкой да с Киришкой ® Потапко<?> Окатцев<?> збратомъ сроднымъ со Гришкой<?>
// л. 56
 бобыль Трифонко Денисовъ
Деревня на Малой губѣ Кокоринъ островъ а в ней крестьяне
 Микитка Софотцевъ збратомъ Фед<ь>кой, с Ивашкой,  Дорофейко Борисовъ ссыномъ стихономъ, бобылка вдова Агратиница
// л. 56 об.
родионовская жана Борисова.<...>

4. Перепись 1873 г.:
Петроз. уездъ, 2й станъ (на Повенецкомъ тракте) Кокоринъ-островъ, на острове озера Онеги, 118 верст отъ Петрозаводска, 61 верста отъ становаго квартала (въ селе Кондопоге). Деревня, 12 домовъ, 48 мужчин, 58 женщинъ.

5. Перепись 1894 г.:
Петроз. уездъ, Кондопожская волость, Викшезерское общество. Деревня Кокоринъ островъ, 14 домовъ, 63 мужчины, 45 женщинъ.

6. 1905 г.:
Петроз. уездъ, Викшезерское общество, деревня Кокоринъ островъ при Онежскомъ озере, 112 верстъ отъ Пска, 55 верстъ отъ волостнаго правленiя, 2 версты отъ ближняго поселка, есть школа, 45 верстъ до почтоваго отделенiя, 46 - отъ пароходной пристани. Домовъ крестьянскихъ 16, некрестьянскiй 1. Семей крестьянскихъ 17, некрестьянская 1. 67 мужчин-крестьян, 62 крестьянки и 1 учительница. 20 лошадей, 65 коровъ, 53 прочих.

7. 1926 г.:
Кондопожский район, Уницкий сельсовет, деревня Кокорин-остров, 17 крестьянских домов, 1 некрестьянский, 61 мужчина, 61 женщина, все русские.

8. 1933 г.:
Кондопожский район, Уницкий сельсовет, деревня Кокорина 60 мужчин, 52 женщины.

Сохранились данные об известных жителях. Здесь жил этно певец эпического жанра - Иев Еремеев:
 

Еремеев Иев (д. Кокорина)
Исполнитель эпических песен
Русский фольклор
Годы жизни: род. 1815
Биографические сведения: Иев Еремеев, слепой крестьянин дер. Кокориной в Meлой Губе, старообрядец. Ему 56 лет от роду, но по глубоким морщинам его лица имеет вид древнего старика, хотя обладает железными мышцами и страшною силою. Трех лет от роду у него от оспы вытекли глаза; оставшись в малолетстве сиротою, он был призрен добрыми людьми, но как скоро подрос, начал кормиться собственною работой. „Своими "грудами праведными" Еремеев устроил себе с течением времени дом и хозяйство; несмотря на слепоту, постоянно ездит на рыбную ловлю, правит лодкою и всем распоряжается сам без чужой помощи и знает так хорошо места в озере, что к нему обращаются за советами как к опытному лоцману. Еремеев слы¬хал былины от матери и от стариков и случайно удержал некото¬рые из них в памяти, но ему недосуг было заниматься этим делом.

Список текстов Иева Еремеева:

Добрыня и Маринка
Хотен Блудович
Грозный царь Иван Васильевич
Кострюк
Братья разбойники и сестра

Жанр: былина
Записано: Гильфердинг А.Ф. в 1871 г.
Сведения о публикации: онежские былины, записанные Гильфердингом А.Ф. летом 1871г. М.-Л., 1951. Т.2

 Источник: Гильфердинг А.Ф.... Т. 1. Статья: Олонецкая губерния и ее народные рапсоды. С. 37-38. (БАН, рукописный отдел, шифр 17.10.18):

"Я никак не ожидал найти в этом отношении такой богатой жатвы. Имея в виду, что сборник г. Рыбникова был плодом многолетнего пребывания в крае, я, располагавший только двумя месяцами, вовсе не рассчитывал вначале на возможность его сколько–нибудь существенно дополнить, а хотел только удовлетворить личному любопытству знакомством с несколькими сказителями. Между тем счастливый случай скоро заставил меня из туриста превратиться в собирателя. В Петрозаводске указали мне слепого старика–крестьянина, приехавшего туда для закупок. Он сначала неохотно сознался, что знает кое–какие «старины», но как собирался ехать домой в ту же сторону, куда лежал путь и мне, то согласился сесть в мою лодку. Дорогой я упросил его сказать свои старины, и старик Иев Еремеев запел превосходную былину про превращения Добрыни под магическим действием нашей русской Цирцеи, Маринки. С. 37
<…>
Мне не приходилось читать столь полного и архаичного пересказа этой былины, и впечатление, под которым я находился, усилилось еще более, когда я тут же, из разговора Иева Еремеева с другими крестьянами узнал, что он — завзятый раскольник. С. 38"

Текст и фотографии: Илья Тимин, 2018.

Святитель Николай Архиепископ Мирликийский Чудотворец

Престольные праздники:
Николая Чудотворца - Май 22 [по н.с.] (перенесение мощей), Декабрь 19 [по н.с.]
19 декабря и 22 мая - дни чествования свт. Николая Чудотворца

Никола́й Чудотво́рец; Николай Уго́дник; Святи́тель Николай (греч. Άγιος Νικόλαος — святой Николай; около 270 года, Ликия — около 345 года) — святой в исторических церквях, архиепископ Мир Ликийских (Византия). В христианстве почитается как чудотворец, является покровителем путешествующих, заключённых и сирот, на Западе — покровителем практически всех слоёв общества, но, в основном, детей.

Изображается с митрой на голове, символом его епископства. Святой Николай дал начало персонажу Санта Клаусу. На основании его жития, в котором рассказывается о даре святителем Николаем приданого трём дочерям разорившегося богача, произошли рождественские подарки.

В древних жизнеописаниях Николая Мирликийского обычно путали с Николаем Пинарским (Синайским) из-за схожих подробностей жизнеописаний святых: оба родом из Ликии, архиепископы, почитаемые святители и чудотворцы. Эти совпадения привели к заблуждению, существовавшему многие века, что в истории церкви был только один Святитель Николай Чудотворец.

Он родился в городе Патаре Ликийской области (на южном побережье Малоазийского полуострова), был единственным сыном благочестивых родителей Феофана и Нонны, давших обет посвятить его Богу. Плод долгих молитв ко Господу бездетных родителей, младенец Николай со дня рождения своего явил людям свет будущей своей славы великого чудотворца. Мать его, Нонна, после родов сразу исцелилась от болезни. Новорожденный младенец еще в купели крещения простоял на ногах три часа, никем не поддерживаемый, воздавая этим честь Пресвятой Троице. Святой Николай во младенчестве начал жизнь постническую, принимал молоко матери по средам и пятницам, лишь один раз, после вечерних молитв родителей.

С детских лет Николай преуспевал в изучении Божественного Писания; днем он не выходил из храма, а ночью молился и читал книги, созидая в себе достойное жилище Святого Духа. Дядя его, епископ Патарский Николай, радуясь духовным успехам и высокому благочестию племянника, поставил его во чтеца, а затем возвел Николая в сан священника, сделав его своим помощником и поручив ему говорить поучения пастве. Служа Господу, юноша горел духом, а опытностью в вопросах веры был подобен старцу, чем вызывал удивление и глубокое уважение верующих.

Постоянно труждаясь и бодрствуя, пребывая в непрестанной молитве, пресвитер Николай проявлял великое милосердие к пасомым, приходя на помощь страждущим, и раздавал все свое имение нищим. Узнав о горькой нужде и нищете одного ранее богатого жителя его города, святой Николай спас его от большого греха. Имея трех взрослых дочерей, отчаявшийся отец замыслил отдать их на блудодеяние для спасения от голода. Святитель, скорбя о погибающем грешнике, ночью тайно бросил ему в окно три мешочка с золотом и тем спас семью от падения и духовной гибели. Творя милостыню, святитель Николай всегда старался сделать это тайно и скрыть свои благодеяния.

Отправляясь на поклонение святым местам в Иерусалим, епископ Патарский вручил управление паствой святому Николаю, который и исполнял послушание с тщанием и любовью. Когда епископ возвратился, тот, в свою очередь, испросил благословение на путешествие в Святую Землю. По дороге святой предсказал надвигавшуюся бурю, грозящую кораблю потоплением, ибо видел самого диавола, вшедшего на корабль. По просьбе отчаявшихся путников он умирил своей молитвой морские волны. По его молитве был поставлен здравым один корабельщик-матрос, упавший с мачты и разбившийся насмерть.

Достигнув древнего города Иерусалима, святой Николай, взойдя на Голгофу, возблагодарил Спасителя рода человеческого и обошел все святые места, поклоняясь и творя молитву. Ночью на Сионской горе сами собой отверзлись запертые двери церкви перед пришедшим великим паломником. Обойдя святыни, связанные с земным служением Сына Божия, святой Николай решил удалиться в пустыню, но был остановлен Божественным гласом, увещавшим его вернуться на родину.

Возвратившись в Ликию, святой, стремясь к безмолвному житию, вступил в братство обители, именуемой Святым Сионом. Однако Господь снова возвестил об ином пути, ожидающем его: “Николай, не здесь та нива, на которой ты должен принести ожидаемый Мною плод; но обратись и иди в мир, и да будет прославлено в тебе Имя Мое.” В видении Господь подал ему Евангелие в дорогом окладе, а Пресвятая Богоматерь – омофор.

И действительно, по кончине архиепископа Иоанна он был избран епископом Мир Ликийских после того, как одному из епископов Собора, решавшего вопрос об избрании нового архиепископа, в видении был указан избранник Божий – святой Николай. Призванный пасти Церковь Божию в архиерейском сане, святитель Николай оставался тем же великим подвижником, являя пастве образ кротости, незлобия и любви к людям.

Это было особенно дорого для Ликийской Церкви во время гонения на христиан при императоре Диоклитиане (284-305). Епископ Николай, заключенный в темницу вместе с другими христианами, поддерживал их и увещевал твердо переносить узы, пытки и мучения. Его самого Господь сохранил невредимым. По воцарении святого равноапостольного Константина святитель Николай был возвращен к своей пастве, с радостью встретившей своего наставника и заступника.

Несмотря на великую кротость духа и чистоту сердца, святитель Николай был ревностным и дерзновенным воином Церкви Христовой. Ратоборствуя с духами злобы, святитель обходил языческие капища и храмы в самом городе Миры и его окрестностях, сокрушая идолов и обращая в прах капища. В 325 году святитель Николай был участником I Вселенского Собора, принявшего Никейский Символ веры, и ополчался со святыми Сильвестром, папой Римским, Александром Александрийским, Спиридоном Тримифунтским и другими от 318 святых отцов Собора на еретика Ария.

В пылу обличения святитель Николай, пламеневший ревностью ко Господу, даже заушил (дал пощечину) лжеучителя, за это он был лишен святительского омофора и посажен под стражу. Однако нескольким святым отцам было открыто в видении, что Сам Господь и Богоматерь посвятили святого во епископа, подав ему Евангелие и омофор. Отцы Собора, уразумев, что дерзновение святителя угодно Богу, прославили Господа, а Его святого угодника восстановили в святительском сане. Вернувшись в свою епархию, святитель принес ей мир и благословение, сея слово Истины, пресекая в самом корне неправомыслие и суетное мудрствование, обличая закоренелых еретиков и врачуя падших и уклонившихся по неведению. Он был поистине свет миру и соль земли, ибо житие его было светло и слово его было растворено солью премудрости.

Еще при жизни святитель совершал многие чудеса. Из них наибольшую известность доставило святителю избавление от смерти трех мужей, неправедно осужденных корыстолюбивым градоначальником. Святитель смело подошел к палачу и удержал его меч, уже занесенный над головами осужденных. Градоначальник, обличенный святителем Николаем в неправде, раскаялся и просил его о прощении. При этом присутствовали три военачальника, посланные императором Константином во Фригию. Они еще не подозревали, что им вскоре также придется искать заступничества у святителя Николая, так как их незаслуженно оклеветали перед императором и обрекли на смерть.

Явившись во сне святому равноапостольному Константину, святитель Николай призвал его отпустить неправедно осужденных на смерть военачальников, которые, находясь в темнице, молитвенно призывали на помощь святителя. Много других чудес совершил он, долгие годы подвизаясь в своем служении. По молитвам святителя город Миры был спасен от тяжкого голода. Явившись во сне одному итальянскому купцу и оставив ему в залог три золотых монеты, которые тот обрел в своей руке, пробудившись наутро, попросил его приплыть в Миры и продать там жито. Не раз спасал святитель утопающих в море, выводил из плена и заточения в темницах.

Достигнув глубокой старости, святитель Николай мирно отошел ко Господу († 345-351). Честные его мощи хранились нетленными в местной кафедральной церкви и источали целебное миро, от которого многие получали исцеления. В 1087 году мощи его были перенесены в итальянский город Бари, где почивают и поныне (22 мая н.с., 9 мая с.с.).

Имя великого угодника Божия, святителя и чудотворца Николая, скорого помощника и молитвенника за всех, притекающих к нему, прославилось во всех концах земли, во многих странах и народах. На Руси множество соборов, монастырей и церквей посвящено его святому имени. Нет, пожалуй, ни одного города без Никольского храма.