+79217273595, etskarelia@ya.ru
...с 1997 года помогаем отдыхать в Карелии!

Олонец. Успенский храм в Кунилице.

Олонец. Успенский храм в Кунилице.

Координаты: 60.966834, 32.928006

Этот храм скрыт от случайного взгляда, так как находится в стороне от основных автодорог и в стороне от жилых домов. Деревянная Успенская церковь появилась при новом кладбище Олонца в 1788 году. Территория города росла и места для захоронений не хватало. А так как кладбище было перенесено на значительное по тем временам расстояние – часовня или церковь были необходимы для совершения прощальных обрядов. Как гласит надпись на старинной храмовой иконе (икона с иконой Успения Божией Матери во время собора преподобных отцов Киево-Печерской лавры в Ближних и Дальних пещерах со святым апостолом Иаковом, братом Божиим, и мучеником Терентием): «при державе Великия Государыни Екатерины Алексеевны, императрицы и самодержцы Всероссийския, Благословением преосвященного Вениамина, епископа Архангельского и Олонецкого, в честь и память Успения Пресвятыя Богородицы».

Храм был построено очень быстро. Заложили его 28 мая 1788 года, а к осени он уже был построен. Быстрое строительство состоялось благодаря активной поддержке горожанами. 15 октября храм был освящен Александро-Свирским архимандритом Варлаамом. Это был день памяти преподобного Евфимия, нового прославленного чудотворца. Икону с образом Евфимия поместили на южных дверях иконостаса.

В 1862 году храм впервые реставрировали.  Олонецкий купец Василий Федорович Кузнецов взял на себя заботу о ремонте и выполнил все работы в память своей жены,  которая скончалась 10 января 1862 года. Обновленный Успенский храм подняли на фундамент, утеплили – обшили тесом, сделали печи, покрасили в белый цвет, на паперть установили три колокола. 10 ноября 1862 года церковь освятили после ремонта.

Более поздняя надпись на старинной иконе сообщает: «При возобновлении сего храма были в оном поновлены и все святые иконы при державе Великого Государя Александра Николаевича».

Ходит легенда, что к Успенской церкви перенесли камень с острова Мариам, где стоит Смоленский собор. Якобы именно на этом камне явился чудный образ Смоленской Божией Матери. Но на сегодня камень или ушел в землю, или легенда всего лишь легенда.  Долгое время храм был приписан к Никольскому приходу Олонца и окроплялся тем же священниками.

В начале 20 века, уже при советской власти при Успенской кладбищенской церкви была организована община верующих.  Когда началось гонение верующих – сюда, в Успенский собор свозились святыни. Храм стоял в стороне от «глаз» властей и был шанс спасти реликвии от уничтожения. Что успешно и было реализовано силой воли прихожан. Но к 60 годам советская власть всеми силами пыталась упразднить последние очаги духовной жизни. И это было сложно время для прихода Успенской церкви.

Прихожане сумели выстоять, но не обошлось без суда над «клеветниками», к коим приписали всех активных горожан. Наталья Лобская, впоследствии монахиня Варвара, собрала подписи верующих горожан. С ними она дошла до Москвы. И почти сразу против нее и всех олонецких «церковников» - священника иеромонаха Петрония Богуты и Михаила Петровича Мулиева, возбудили уголовное дело.

Судилище устроили в в Олонецком доме культуры, аудиотрансляция суда была выведена на улицы города. Затем был большой репортаж о «церковниках» в местной газете «Олонецкая правда».

Монахиню Варвару приговорили к штрафу в 10 рублей. Власти отобрали ключи от храма. Повесили новый замок. Но это не остановило людей. Прихожане спилили замок и вновь молитва зазвучала в храме.

В 90-е годы в России вновь свободно стали открываться двери храмов. Часть икон из Успенского храма передали Смоленскому собору в центр города. И восстанавливающемуся храму Спаса Нерукотворного в д. Еройла.

По данным сайта Карельской Епархии:

«5 сентября 2000 года по благословению архиепископа Петрозаводского и Карельского Мануила и инициативе прихода Успенского храма впервые в Олонце прошел Крестный ход по местам бывших храмов православного города. До революции древний город Карелии с его славной 455-летней историей украшало немало прекрасных церквей. Один из его древнейших храмов – Николаевский собор (1630 г.), перестроенный в 1891 году, был разобран в 70-х годах. Не сохранились и другие церкви – Архистратига Михаила (1672 г.), Тихвинской иконы Божией Матери (1682 г.). До сих пор продолжается поругание храма Казанской иконы Божией Матери (1778 г.), имевшего приделы Зосимы и Савватия и святых бессребреников Космы и Дамиана.

Крестный ход в Олонце совершается ежегодно 11 июля, в день празднования иконы Божией Матери "Троеручицы". С крестом, хоругвями и иконами, песнопениями и молитвой обходят его участники улицы родного города. От действующего собора Смоленской иконы Божией Матери (XVП в.) их молитвенный путь продолжается к Поклонному Кресту в д. Татчелица, древность которого исчисляется сотнями лет, и завершается водосвятным молебном в д. Тахтосово – у часовни в честь иконы Божией Матери "Троеручица" (нач. XX в.)»

26 января 2014 года в храме случился пожар, который удалось потушить. Силами прихожан и благодетелей внешний и внутренний вид храма были быстро приведены в порядок. Но так как храм старинный, содержать его в хорошем виде не легко - сбор пожертвований открыт постоянно.

Года три или четыре я думал, что Храма этого нет. Что он сильно пострадал от пожара в 2014 году и его не разглядеть с проезжих дорог... Да и саму дорогу найти непросто - указателей нет, а сама проезжая часть крайне неприметная... И проезжал мимо много и много раз. Пока не решил все-таки увидеть и узнать все своими глазами.

Оказалось, что Успенская церковь Олонца достойна самого пристального внимания. Это редкий, уникальный и красивый образец деревянного зодчества, который выполнен в стиле... каменных церквей. И даже со стороны - пока не прикоснешься - кажется, что здание каменное...

Этот храм скрыт от случайного взгляда, так как находится в стороне от основных автодорог и в стороне от жилых домов. 

Страничка прихода Успенского храма Вконтакте: https://vk.com/club71453089
Контакты: отец Виктор (Колесников) +79217283309

Фотографии и подготовка текста: Илья Тимин, октябрь 2019 года.
 

Успенский храм в Кунилице (Олонец) на карте:

Успение Пресвятой Богородицы

В Евангелии ничего не сказано о земной жизни Богоматери после Вознесения Спасителя. Сведения о Ее последних днях сохранило церковное предание, в частности такие пространные апокрифические сказания, как «Слово Иоанна Богослова на Успение Богородицы», «Слово Иоанна, архиепископа Солунского», а также древнейшее праздничное слово на Успение Иерусалимского патриарха Модеста († 632), слова преподобного Андрея Критского, Константинопольского патриарха Германа и три слова преподобного Иоанна Дамаскина. Все эти источники датируются VIII веком.

Однако существуют и более ранние свидетельства. Обстоятельства Успения Божией Матери известны в Православной Церкви от времен апостольских. В I веке об Ее Успении писал священномученик Дионисий Ареопагит. Во II веке сказание о телесном переселении Пресвятой Девы Марии на небо сохранилось в сочинениях Мелитона, епископа Сардийского. В IV веке на предание об Успении Матери Божией указывает святитель Епифаний Кипрский.

Если суммировать все имеющиеся сведения, информативность и достоверность которых неодинакова, можно сказать, что ко времени Своего блаженного Успения Пресвятая Дева Мария опять прибыла в Иерусалим. Слава Ее как Матери Божией уже распространилась по земле и многих завистливых и гордых людей вооружила против Нее, чем были вызваны покушения на Ее жизнь. Но Бог хранил Ее от врагов. Дни и ночи Она проводила в молитве. Нередко Пресвятая Богородица приходила к святому Гробу Господню, воскуряла здесь фимиам и преклоняла колена. Не раз покушались враги Спасителя препятствовать посещать Ей святое место и выпросили у первосвященников стражу для охраны Гроба Спасителя. Но Святая Дева, никем не зримая, продолжала молиться пред ним.

В одно из таких посещений пред Нею предстал архангел Гавриил и возвестил о Ее скором переселении из этой жизни в жизнь вечно блаженную. В залог архангел вручил Ей пальмовую ветвь. С небесной вестью возвратилась Божия Матерь в Вифлеем с тремя Ей прислуживавшими девами (Сепфорой, Евигеей и Зоилой).

Затем Она вызвала праведного Иосифа из Аримафеи и учеников Господа, которым возвестила о Своем скором Успении. Пресвятая Дева молилась также, чтобы Господь послал к Ней апостола Иоанна. И Дух Святой восхитил его из Ефеса, поставив рядом с тем местом, где возлежала Матерь Божия. После молитвы Пресвятая Дева воскурила фимиам, и Иоанн услышал голос с небес, заключавший Ее молитву словом «Аминь». Божия Матерь заметила, что этот голос означает скорое прибытие апостолов и небесных сил бесплотных. Апостолы, число которых и исчислить нельзя, слетелись, подобно орлам, чтобы послужить Матери Божией. Увидев друг друга, апостолы радовались, но в недоумении взаимно вопрошали: для чего Господь собрал их в одно место?

Святой Иоанн Богослов, с радостными слезами приветствуя их, сказал, что для Божией Матери настало время отойти ко Господу.

Войдя к Матери Божией, они увидели Ее благолепно сидящей на ложе, исполненной духовного веселья. Во время беседы также чудесным образом предстал и апостол Павел с учениками своими: Дионисием Ареопагитом, Иерофеем, Тимофеем и другими из числа 70 апостолов. Всех их собрал Святой Дух, чтобы они сподобились благословения Пречистой Девы Марии и благолепнее устроили погребение Матери Господней.

Настал 3-й час, когда должно было совершиться Успение Божией Матери. Пылало множество свечей. Святые апостолы с песнопениями окружали благолепно украшенный одр, на котором возлежала Богородица. Она молилась в ожидании Своего исхода и пришествия Своего вожделенного Сына и Господа. Внезапно заблистал неизреченный свет Божественной Славы, пред которым померкли пылавшие свечи. Видевшие это ужаснулись. Верх помещения как бы исчез в лучах необъяснимого света, и сошел Сам Царь Славы – Христос, окруженный множеством ангелов, архангелов и других небесных сил с праведными душами праотцев и пророков, некогда предвозвещавших о Пресвятой Деве. Без всякого телесного страдания, как бы в приятном сне, Пресвятая Дева предала душу в руки Своего Сына и Бога.

Тогда раздалось радостное ангельское пение. Сопровождая чистую душу Богоневесты как Царицы Небесной, с благоговейным страхом ангелы взывали: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах! Се Царица, Богоотроковица, прииде, возьмите врата, и Сию премирно подъимите Присносущую Матерь Света; Тоя бо ради всеродное человеком спасение бысть. На Нюже взирати не можем и Той достойную честь воздати немощно» (стихира праздника на Господи, воззвах). Небесные врата возвысились, встретив душу Пресвятой Богородицы, херувимы и серафимы с радостью прославили Ее. Благодатное лицо Богоматери сияло славой Божественного девства, а от тела разливалось благоухание.

Благоговейно и со страхом лобызая пречистое тело, апостолы освящались от него и исполнялись благодати и духовной радости. Для большего прославления Пресвятой Богородицы всемогущая сила Божия исцеляла больных, с верою и любовью прикасавшихся к священному одру.

Оплакав свою разлуку с Матерью Божией на земле, апостолы приступили к погребению. Петр, Павел, Иаков с другими из числа 12 апостолов понесли на своих плечах одр, на котором возлежало тело Приснодевы. Святой Иоанн Богослов шел впереди с райской светозарной ветвью, а прочие святые и множество верных сопровождали одр со свечами и кадилами, воспевая священные песни. Это торжественное шествие началось от Сиона и следовало через весь Иерусалим в Гефсиманию.

Неверующие жители Иерусалима, пораженные необычайным величием погребального шествия и озлобленные почестями, воздаваемыми Матери Иисуса, донесли о том первосвященникам и книжникам. Пылая завистью и мщением ко всему, что напоминало им Христа, они послали своих слуг, чтобы те разогнали сопровождавших и самое тело Матери Божией сожгли. Возбужденный народ и воины с яростью устремились на христиан, но облачный венец, сопровождавший по воздуху шествие, опустился к земле и как бы стеною оградил его. Преследователи слышали шаги и пение, но никого из провожавших не видели. Многие из злоумышлявших были поражены слепотой.

Иудейский священник Авфония из зависти и ненависти к Матери Иисуса Назорея хотел опрокинуть одр, на котором возлежало тело Пресвятой Девы. Но ангел Божий невидимо отсек его руки, которые прикоснулись к одру. Видя такое чудо, Авфония раскаялся и с верою исповедал величие Матери Божией. Он получил исцеление и примкнул к сонму сопровождавших тело Богоматери, став ревностным последователем Христа.

Когда шествие достигло Гефсимании, там с плачем и рыданием началось последнее целование пречистого тела. Лишь к вечеру святые апостолы могли положить его во гроб и закрыть вход в пещеру большим камнем. Три дня они не отходили от места погребения, совершая непрестанные молитвы и псалмопения.

Вечером, когда апостолы собрались в доме для подкрепления себя пищей, им явилась Сама Матерь Божия и сказала: «Радуйтесь! Я с вами – во все дни». Это чрезвычайно обрадовало апостолов и всех бывших с ними. Они подняли часть хлеба, поставляемую на трапезу в память Спасителя («часть Господа»), и воскликнули: «Пресвятая Богородица, помогай нам». Так было положено начало чину возношения панагии – обычаю возношения части хлеба в честь Матери Божией, который и доныне соблюдается в монастырях.

Вопрос о дате Успения Божией Матери вызывает споры: Евсевий Кесарийский называет 48 год по Р.Х., Епифаний – 58-й, Мелитон Сардский – 55-й, Никифор Каллист – 44-й, есть и иные мнения[1].

Доподлинно неизвестно и в каком возрасте почила Богородица. Можно рассуждать так. При Ее погребении присутствовал святой Дионисий Ареопагит. Он обращен в веру апостолом Павлом в 52 году, три года путешествовал с ним, был в Иерусалиме у Божией Матери, затем жил в Афинах, где принял епископство. Следовательно, прибыть на погребение Пречистой он мог не ранее 57 года. Считается, что Рождество Христово последовало на 15-м году жизни Марии. А значит, к моменту Успения Ей было 72 года.

Если исходить из вышесказанного, становится очевидным, что и праздник в честь Успения Богородицы не мог возникнуть рано.

Церковь гораздо ранее пришла к мысли о праздновании дня смерти мучеников, чем Успения. Показательно, что в Сирском месяцеслове III–IV веков, в котором каждый день года имеет память какого-либо святого, не содержится ни одного Богородичного праздника. Причина такого явления понятна: мученики страдали и умирали на глазах всех, и дни кончины были запечатлены в сердцах христиан. Что касается Богоматери, нужно было позднейшее богословское углубление в догмат воплощения и посягательство ересей на Ее достоинство, имевшее место только в V веке, чтобы обратить благоговейное внимание христиан на личность Богородицы.

 

Из журнала "Православные Храмы"

Церковь Успения Пресвятой Богородицы была выстроена на земле, некогда принадлежавшей нескольким богатым семьям - Фёдоровым, Грузовым, Вангиным и Селионтьевым. В архивных источниках 1563 года уточняется, что церковь располагается рядом с деревней Остатки Ондреева, "у погоста на середке у ручья Лутьяновская". Тогда в территориальном делении царила неразбериха, и, как следствие этого, крестьяне разных погостов считали землю с Успенской церковью своей. По церковным документам храм числился "выставным", то есть "филиальным" - от Никольского Шуйского погоста. Лишь в 1714 году Кондопожскую волость выделили в самостоятельную административную единицу - с четырьмя десятками крестьянских домов. Сделал это сподвижник Петра I генерал-майор Михаил Афанасьевич Матюшкин, отправленный в Карелию для составления описаний граничащих со Швецией земель.

Но вернёмся на полтора столетия назад. Конец ХVI века для Русского Севера - времена интервенции. Ливонская война проиграна, в Карельском уезде хозяйничают шведы. Писцовые книги 1582-1583 годов сообщали о сожжении Успенской церкви и убийстве большого количества местных крестьян. Через два года храм отстроили заново - у Успенской церкви было три алтаря и уже тогда "верх шатром". Но эта церковь сгорела - в огне Смутного времени. И вновь очень быстро заново возродилась из пепла. В земельных книгах 1616-1619 годов новый кондопожский храм описывался как "тёплая церковь с крышей, покрытой железом, с трапезной... на колокольне колокола". Спустя десять лет писец Никита Панин и подъячий Семён Копылов составили подробную опись обстановки, икон, утвари и колоколов, принадлежавших Успенскому храму. Известно, что в местных приходах крестьяне считали за правило строить избушки-приюты для сирот, вдов и инвалидов. Заботились об обитателях этих приютов всем миром. У стен Успенской церкви стояло две таких избушки. Во второй половине ХVIII века в Карелии открыли месторождения мрамора. Его добычей здесь старались заниматься все - от крестьян, подряжавшихся на ломку, до купцов, доставлявших камень в Петербург. Кондопога тогда превратилась в перевалочный пункт, что способствовало её оживлению. В это время строится новая Успенская церковь. Старая, похоже, к тому времени обветшала до такой степени, что её было проще разобрать, чем ремонтировать. В 1774 году в Кондопоге возводят четвёртую по счёту Успенскую церковь. Ставят её "на средства и тщанием" прихожан. В "Главной церковной и ризничной описи Успенской церкви", составленной в 1875 году, подчёркивается, что храм "в вышину восемнадцать сажен" имеет колокольню "тож деревянную, осьмигранную", а стоит эта колокольня "отдельно от церкви на расстоянии шести сажен, в вышину имеет восемнадцать сажен, главы как на церкви, так и на колокольне обиты белым железом".

Сохранилось ещё одно описание Успенской церкви того же времени. Его привёз из поездки в Карелию архитектор Л.В. Даль, которого отправили в 1876 году в Олонецкую губернию с инспекцией старинных храмов. Чтобы облегчить работу комиссии, губернский статистический комитет подготовил стостраничный обзор с подробнейшим описанием 88 епархиальных церквей и десятка монастырей. В этом документе читаем: "В Кондопожском приходе на Петровско-Повенецком почтовом тракте деревянная церковь Успения Богородицы, шатровая, одноглавая... Над олтарем - крыша овальная, над папертью - два ската. Вход в паперть с двух сторон - северной и южной, по крыльцам 18 ступеней". К моменту освящения нового Успенского храма были готовы образа для иконостаса: кроме того, для церкви специально написали Тихвинскую икону Божией Матери, являвшуюся точным списком с чудотворного первообраза. Сам иконостас сначала являлся тябловым, но потом его закрыли резной конструкцией, выполненной в стилистике екатерининского барокко. Стены храма украсили образами из иконостаса предыдущей, разобранной, церкви. Как проходило само освящение - неизвестно. Описаний этого события, увы, не сохранилось; "Епархиальных ведомостей" тогда ещё не издавалось.

Ко второй половине ХIХ века вокруг Успенской церкви в Кондопоге сложился целый храмовый комплекс. Он состоял, помимо Успенского храма, из зимней церкви Рождества Пресвятой Богородицы и шатровой колокольни на шесть колоколов. Последнюю поставили на средства прихожан в 1831 году. Её строительство обошлось в две с половиной тысячи рублей - солидную по тем временам сумму. Срубил колокольню плотник из города Пудожа Василий Акимов. В то же время Кондопога активно росла - через неё прошёл новый почтовый тракт, связавший Петрозаводск и Повенец, по-прежнему велась добыча мрамора. К концу века в селе насчитывалось полсотни домов и 300 жителей, которые довольно быстро собрали средства на строительство зимнего храма. Церковь была пятиглавой, обшитой досками и выкрашенной в белый цвет. Увы, колокольня простояла только сто лет с момента своего возведения, её сломали в 1930-е годы: поставили лебёдку, зацепили трос за шатёр, опорные стойки сооружения подрубили - и дёрнули... К моменту уничтожения она уже была "безголосой" - пять из шести колоколов бесследно исчезли, а последний отвезли на местный скотный двор, где он стал сигнальным. Тёплую Богородице-Рождественскую церковь в советскую эпоху сначала приспособили для просушки зерна, позже в ней устроили клуб здешнего колхоза с символичным названием "Культура". Но и она богоборческих времён не пережила - храм снесли в 1960-е годы, в хрущёвскую волну гонений на религию. В 1922 году из Успенского и Рождественского храмов Кондопоги изъяли те немногочисленные ценности, которые там имелись, - два серебряных набора для евхаристии.

После революции, согласно большевисткому декрету "Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви" и последующей инструкции по его применению, всё имущество храмов (и карельских в том числе) должно было перейти в ведение Отдела по делам музеев, охраны памятников искусства и старины Наркомпроса. Таким образом, далее Успенской церковью занимались искусствоведы. В середине 1920-х годов её изучали и обмеряли эксперты из Онежской экспедиции, которой руководил Игорь Эммануилович Грабарь. Именно он убедительно доказал, что храм представляет собой невероятную ценность. В частности, благодаря его вмешательству Успенский храм не изуродовали как "наследие проклятого прошлого", а напротив, регулярно реставрировали и ремонтировали - в 1927 году, потом ещё раз - через четверть века. Летом 1960 года Совет Министров РСФСР принял решение взять Успенский храм под государственную охрану. Любопытно, что во время Великой Отечественной войны, когда Кондопога вместе с большей частью Карелии была оккупирована финскими войсками, в Успенском храме совершались богослужения, причём - поразительный факт! - не только православные, но и лютеранские. Между прочим, от тех оккупационных времён в финском военном архиве осталось много бесценных фотографий, на которых Успенская церковь запечатлена ещё вместе с зимним пятиглавым храмом.

Судьба Успенского храма сложилась, в общем, удачно - не в пример многим другим памятникам народного деревянного зодчества. Церковь не раскатали по брёвнышку в голодно-холодные революционные годы, не переделали в "сельский клуб" и не сожгли случайно брошенным по случаю какого-нибудь юбилея окурком, да и шальные молнии Бог отводил от 45-метровой деревянной башни, долгое время стоявшей без громоотвода.

В 1960 году государство взяло Успенскую церковь под свою охрану. А через тридцать лет храм вернули верующим. Его освящал архимандрит Мануил (Павлов)(ныне митрополит Петрозаводский и Карельский). На церемонии собралось огромное количество народа. Радости присутствующих не было предела. Потом пришло время очередных реставраций и ремонтов. Этими работами чаще занимаются специалисты из клуба "Скифы". Так, например, в 1999 году они привели в порядок внутреннее помещение над сводом, крышу и купола. Во время "раскопок" птичьего помёта внутри храма были обнаружены фрагменты человеческого скелета, старые рукописи, газеты и купюры ХIХ века. На следующем этапе потребовалось покрыть крышу и купола влагостойким составом. Совсем недавно Успенскую церковь оборудовали защитой от молний и громоотводами. А.В. Ополовников, реставрировавший Успенскую церковь в 1948 году, писал об этой церкви: "Нет её равных среди деревянных шатровых церквей, хотя и нет коренных отличий от них. Удивительная и единственная в своём роде, эта церковь - лебединая песня народного зодчества, пропетая с такой глубокой силой, что после неё любой звук кажется и слабее, и немощнее..." Время пощадило не только Успенскую церковь, но и многое из его внутреннего убранства.

Кондопожский храм - единственный из действующих храмов, где сохранилось уникальное "Небо". "Небо" - это непременная деталь северных деревянных храмов; традиции такой росписи берут начало в ХVII века, когда местные мастера попытались устраивать в новых церквах подобные купола, характерного для каменных храмов. Интересен также церковный иконостас, как бы продолжающий идею "неба". Одна из главных святынь Успенского храма - Тихвинская икона Божией Матери. С ней связано чудо. Ещё на заре советской власти кто-то из богоборцев проткнул образ штыком. Потом икона вообще исчезла из церкви на несколько десятилетий. Чудесным образом она вернулась в Успенскую церковь в 90-е годы ХХ века, и теперь, отреставрированная, снова привлекает к себе многих верующих.

Из журнала "Православные Храмы. Путешествие по Святым местам". Выпуск №105, 2014 г.