+79212213861, +79217273595, etskarelia@ya.ru
...организуем отдых с 1997 года!

Улялега. Часовня Преображения Господня. ХVIII - XXI в.

Часовня Преображения Господня в деревне Улялега. ХVIII - XXI в.

Изначально часовня была больше размером, с колокольней, но была практически полностью утрачена. Восстановлена и приведена в порядок силами жителей деревни в конце 20 - начале 21 века.

По архивным данным (Памятники русской архитектуры / Акад. архитектуры СССР, Кабинет теории и истории архитектуры .-Москва : Изд-во Акад. архитектуры, 1941-1949 .-6 т.; т.2: Русское деревянное зодчество / С. Забелло, В. Иванов, П. Максимов) - старая часовня имела внушительных размеров колокольню и шатровый купол сверху.

На сегодня сложно сказать, насколько процентов сохранились элементы старой постройки. Но местные жители рассказывают, что часовня хоть и была разрушена, но не до конца, и именно здесь из руин она и была восстановлена. Возможно со временем мы получим более точную информацию и добавим в публикацию.

Фотографии: Илья Тимин, апрель 2017 г

 

Часовня Преображения Господня в деревне Улялега на карте:

Улялега

Улялега (карел. Jogi) — деревня в составе Эссойльского сельского поселения Пряжинского национального района Республики Карелия.
Расположена на берегу реки Шуя, при впадении в озеро Шотозеро. В 1900-х годах в Улялеге действовал углеобжигательный завод Акционерного общества "Сталь".

Численность населения в 1905 году составляла 180 человек.

Этимология и топонимика

Озеро Шотозеро с протекающей через него рекой Шондой (одно из двух древних названий реки Шуя) воспринималось как некий ареал, о чём косвенным образом может свидетельствовать название Улялеги (Лялеская волость в писцовых книгах), за которым позволительно видеть прибалтийско-финский оригинал Yläjogi «Верхняя река» с происшедшей позднее ассимиляцией. Таким образом, Улялега — ещё одно древнее название верхней Шуи.

Шуя (Южная) — одна из самых популярных сплавных рек Карелии, позволяет проводить сплавы продолжительностью от 2 часов до 2 недель. Хорошо подходит для новичков, при этом имеет несколько интересных порогов.

История мест рядом с Улялегой

1563

В 1563 году писец отмечает «На усть Шонды реке Микифорково посиденье». В 1646 году она не была указана — видимо, слилась с нижеследующей деревней «На Улялеге»: «На усть Шонды реке Микитинское посиденье». Далее в 1583/82 годах встречаем «На усть Шонды реки Никитинская». Однако в 1620 году писцы обнаруживают здесь «пустошь, что была деревня на усть Шонды реке Никитинская на Улялеги». К 1646 году деревня возрождается под названием «На усть Шондоры реки Микитинская».

Несомненно, что деревни, основанные Никитой и Микифором — предки современных Улялеги и Соддера1. Ведь ещё в 19 веке существовало деление на Улялегу верхнюю и нижнюю.

1873

В списке населённых мест 1873 года Улялега значится как деревня Улямяга, Петрозаводского уезда. Всего проживало 138 человек. В 1873 году здесь 1 часовня.

1899

В 1899 году прекратил свою деятельность в этом районе угольный завод. Помещения и имущество завода были оставлены до лучших времён. Среди оставленного имущества числились 45 кирпичных угольных печей, а также сараи, наполненные углём. Располагалось всё это на обширной территории вдоль берегов Шуи2, её притоков и озера Шотозера3.

Благодаря заводу некоторые мужчины научились немного говорить по-русски. Завод проложил тележный путь на почтовый тракт — местность, где находилась деревня, была глухая, окружённая болотами и труднопроходимым лесом.

1900

В 1900 году была освящена церковь Преображения Господня, построенная по инициативе бывшего земского начальника Кормилицына. Она находилась на самом берегу Шуи4 на гладком, сухом, ровном месте. Вмещала она около 350 человек и пользовалась колоколами от упразднённой часовни. У церкви отсутствовал прочный фундамент, поэтому очень быстро просели три кирпичные печи, потрескались и начали дымить. Трубы на крыше покосились, осело всё здание. Вследствие этого во многих местах вышел мох, которым были проконопачены стены, и церковь получилась холодная.

Известно, что к 1900 году кладбище находилось в той части Улялеги, которая называлась Нижней, между домами крестьян Афанасьева и Антонова. Расположенное в низком месте вблизи берега Шуи5, оно с половодьем размывалось и бывали видны гробы и кости покойных. Кроме того, во время половодья размывало и дорогу, и обходить приходилось по кладбищу.

1901

Побывавший в Улялеге в 1901 году Н. Ф. Лесков написал о деревне этнографический очерк, в котором отмечал, что деревня состоит не из двух, а из трёх частей: деревень Верхней, Средней и Нижней. Насчитывала деревня 23 двора.

В 2 верстах от деревни находился строевой лес отличного качества, который крестьяне тайком валили и продавали лесозаготовителям. Кроме того, многие зарабатывали на сплаве леса по Шуе6.

1905

В списке населённых мест 1905 года значится как Улялега, Сямозерская волость, Петрозаводский уезд. Население 180 человек, 2 из которых не являлись крестьянами. Среди домашних животных 42 лошади, 92 коровы и 74 головы прочего скота.

Примечание:

1) Улялега и Соддер - деревни в устье реки Шуя в месте впадения в озеро Шотозеро.

2) Шуя (Южная) - одна из самых популярных сплавных рек Карелии, позволяет проводить сплавы продолжительностью от 2 часов до 2 недель. Хорошо подходит для новичков, при этом имеет несколько интересных порогов.

3) Шотозеро - второе по размерам озеро в ареале обитания сямозерских карел-ливвиков. Через него протекает река Шуя.

Деревня Улялега (Этнографический очерк)

Источник: «Олонецкие Губернские Ведомости» №93, №98 и №99 за 1901 год.

Деревня Улеляга, Сямозерской волости, Часовенского общества, находится на северо-западной стороне Петрозаводского уезда Олонецкой губернии и граничит с Олонецким уездом, и Финляндией, Выборгской губернией, Сердобольским уездом, имеет 23 двора, разделяется на три деревни, называемые Верхней, Нижней и Средней, отстоящими друг от друга на четвертивёрстном расстоянии. Все 3 деревни расположены на берегу реки Шуи, по которой разные лесопромышленники сплавляют леса, идущие из Финляндии в город Петрозаводск.

Местные жители, крестьяне-«кореляки», а именно мужчины, благодаря устройству угольного завода общества «Сталь и Ко», немного научились говорить по-русски, а женщины по-русски говорить не умеют.

Местность глухая, отдалённая на 20 вёрст от волостного правления, фельдшерского пункта, церковного причта и училища, окружена реками, ручьями, озёрами, болотами и дремучим лесом. Тележный путь на почтовый тракт провёл завод, а раньше ездили верхом. Вследствие низкой болотистой местности и ранних заморозков, бывающих в начале сентября, бывают постоянные недороды хлебов, до полного возраста доходит только картофель-«скороспелка», а прочие сорта не могут вызреть. Полевое хозяйство ведётся трёхпольное, трав растёт много, но они не питательны для скота, всё болотина, земнины нет, выгон скота хороший, на близком расстоянии. Во время жаркого лета сильно беспокоят скот овода, слепни, мошки и комары. В лесу грибов и ягод разного рода много, чем пользуются жители и которые служит им пищей. В болотах находится толстого слоя прекрасный торф, которого жители не употребляют для удобрения полей, а удобряют таковые навозом, который возится на поля задолго до пашни и потому сильно высыхает, так что остаются на месте удобрения одни сухие элементы, солома и хвоя. Вследствие такого способа удобрения земля оказывается неплодородной. В Улелягах имеется казённая винная лавка, открытая правительством для прекращения сильно развившейся тайной продажи вина между крестьянами во время действия завода и во время сплава по реке Шуе леса. Общественный прекрасный строевой лес находится в 2 верстах от деревни и этот лес, к сожалению, крестьянами ежегодно (потихоньку) тайно продаётся лесопромышленникам, а местное начальство, несмотря на старания, не может за этим уследить. Кроме сего лес этот рубится в большом количестве и истребляется под «вал», то есть под посев репы, которую сеют крестьяне в изобилии.

Вследствие отдалённости от жилых пунктов и бездорожицы край этот заглох совсем и единственно разнообразит глаз путешественника находящийся в близком расстоянии, не действующий с 1899 года, печально оставленный и покинутый на волю судьбы или до более удобного времени акционерами общества «Сталь и Ко» угольный завод. Деревянные обширные дома, бараки, кирпичные угольные печи (числом 45 штук), бесчисленные штабеля дров; сложенные на берега реки Шуи, её притоков и озера Соттозера большие и малые угольные сараи, наполненные углём, кучи угля, размываемые дождями, громадные кучи обрушившихся кирпичей, навесных сараев и деревянных навесов и т. п. грустно напоминают бывшее величие и лихорадочную деятельность завода.

Устройство завода очень вредно отразилось как на правах местных жителей, так и на торговле местными крестьянскими продуктами, например, масло свежее коровье по настоящее время 25 и 28 копеек за фунт, картофель осенью во время копки стоит 50 и 60 копеек, не говоря о прочих продуктах потребления — к тем и приступу нет, а провоз таковых из Петрозаводска стоит очень дорого, за провоз куля муки в 9 пудов берут 2 рубля 50 копеек и 3 рубля.

Местность населена исключительно «кореляками». Все православные. Раскольников между ними нет. Занятия: домашнее хозяйство, хлебопашество, охота на дичь и мелкого зверя, частью рыболовство, а главное — выгонка леса у разных лесопромышленников. Ремесло это большей частью сопряжено с опасностью жизни и нужно железное здоровье, чтобы не заболеть. Приходится день и ночь не спать или отдыхать изредка и то под открытым небом, в холодную погоду в дремучем лесу, в снегу весной; между болотами в постоянной сырости и в воде. Редкий рабочий выдерживает это, из 100 человек подвергается заболеваниям 75 %. У лесопромышленников вовсе не имеется никаких удобных походных бараков (или палаток) для рабочих. Нужно бы кому следует обратить на этот печальный факт внимание.

Хозяева-лесопромышленники пролучают от своих предприятий громаднейшие барыши — а относительно удобства рабочим об улучшении их быта нисколько не заботятся и даже кормят рабочих недоброкачественными продуктами, дурным чёрствым заплесневшим залежалым хлебом и никудаi не годными сухим мясом, подмоченнымиii горохом и пшеном; чай, сахар и табак покупаются рабочими на свои деньги. Конечно, бедный кореляк не пойдёт жаловаться на несправедливость хозяина: во-первых, боится начальства и судов, а, во-вторых, не знает русского языка. Поденная плата на сплаве колеблется от 40 копеек до 1 рубля 10 копеек, смотря по опасности и физическому телосложению рабочего. Вообще положение выгонщика рабочего, благодаря эксплуатации лесопромышленников хозяев, довольно тяжёлое.

Кроме указанных выше ремёсел «кореляки» ничего не знают, между ними нет ни столяров, ни слесарей, ни плотников, портных, сапожников, и прочих мастерств, потому что они, кроме выгонки леса, никуда из домов не отлучаются, и делают всё домашним способом сами, вследствие чего ничего прочного и хорошего не выходит, а если и выйдет, то как-то очень грубо, некрасиво, топорно.

По инициитиве бывшего земского начальника, господина Кормилицина, построена в деревне Улелягах деревянная однопрестольная церковь во имя Преображения Господня, и освящена в 1900 году. Приписана она к Салменижскому церковному причту, отстоящему за 16 вёрст. Служба в ней производится один раз в месяц входящим священником. Священника в местную церковь кореляки очень желают хлопотать, но боятся вследствие того, что будто к причту отойдёт половина крестьянских земель. Этот-то пустой слух и препятствует «корелякам» исполнить их заветное желание иметь своего «батюшку».

Во время осенней и весенней распутицы тела умерших родных погребаются кореляками без христианского напутствования в землю и они остаются в земле более месяца до приезда входящего священника, который по приезде совершает отпевание на могиле. Местное сельское кладбище находится в деревне Нижней между домами крестьян Афанасьева и Антонова — сильно переполнено, на низком месте, запущено, не огорожено. Рогатый скот и свиньи свободно гуляют по нему и нарушают покой рёвом и визгом. Могилы ежегодно размывает разливом реки Шуи, и во время разлива видны гроба и кости покойников, — дорогу проездную заливает водой, так что волей-неволей приходится ездить и ходить по кладбищу. Следовало бы тоже кое-кому обратить на это священное место внимание. Теперь кладбище огорожено ветхими колышками и на нём постоянно обитает скот. Следовало бы упразднить здесь кладбище и устроить его вблизи церкви на сухом месте.

Местные жители говорят на финно-карельском наречии, характер вообще имеют несообщительный, грубый, хитрый, не верны в данном слове. Этой чертой характера очень резко выделяются «кореляки» от своих соседей финнов. Отсутствие школы развило в них грубое невежество и грубость нравов, а чрезвычайную жадность к наживе и к приобретению развил в кореляке завод; несообщительность народила в них сильную скупость, доходящую до того, что самые богатые состоятельные крестьяне употребляют чай очень редко, только во время приёма гостей или больших праздников. Единственный чтимый в году праздник в Улелягах — Преображение Господне (храмовой), а остальных праздников они не почитают.

Ежедневной пищей крестьян служит хлеб (большей частью овсяный), плохо испечённый, «нагриста» репа, репный квас в скоромные и постные дни. Мясо в сушёном виде, рыба и молочные продукты употребляются в исключительных и редких случаях, последние продукты поступают целиком в продажу. Вседневная постоянная пища кореляков — чёрствый хлеб, репа. Репный квас развилi хроническое расстройство желудочно-кишечного канала, так что редко можно встретить кореляка, не страдающего расстройством желудка (а часто острыми болями желудка).

Вследствие грязного обихода, молочные продукты поступают часто в продажу испортившимися и заплесневевшими, а потому в этих деревнях очень трудно найти продукты в свежем виде; молоко разбавляется водой в видах экономии, а масло обильно посыпается солью, чтобы придать ему более веса, и т. п.

Невежество и грубость нравов отзываются и на малолетних детях. Во всякое время в деревнях на улицах можно встретить малолеток обоего пола, ругающихся между собой самыми отборными русскими нецензурными словами, а в особенности русским нет никакого уважения, несмотря ни на пол, ни на возраст. Проходит, например, по улице русский, и он встречается детьми насмешками и обычными этому случаю карельскими словами «венелайне пагалайне», то есть скверный, худой русский, и т. п. Слова эти вызывают самодовольную улыбку на лицах присутствующих тут же почтенных родителей. Все эти неприглядные явления могут исчезнуть или отойти в область преданий только с введением школы и учреждением причта. Школа и энергичный и деятельный служитель алтаря могут бороться с невежеством.

У кореляков в Улелягах, как вообще у всех некультурных народов, патриархальные нравы, в бани ходят мыться мужчины и женщины вместе, одеваются неопрятно, грязно и неряшливо.

Женщины белья вовсе не парят и не бучат, а ограничиваются суточным мочением грязного белья в реке Шуе, а на другой день белье полощут холодной водой и тут же на месте мочения толкут бельё в деревянных ступах и слегка споласкивают холодной водой, и тем ограничивается стирка белья во всякое время года, а сушится оно посредством навешивания на шестах на улице. От мочения такого рода стирки бельё меняет цвет, из белого делается сероземлистого цвета, а из красного и синего — какого-то неопределенного цвета. Кроме сего, при мочении в тиноватом иле реки Шуи бельё покрывается множеством мелких водяных ракушек и водяных насекомых, которых нужно удалять с белья не иначе, как посредством ножа. Часто случается, что от долгого мочения в складки белья запутываются местныя породы рыб — окуни, плотицы, салакушки, караси и даже хищная повсеместная щука, которая, преследуя добычу, зайдёт и запутается в рукав рубашки или в складки одежды. Высушенное после этого бельё приобретает острый неприятный запах и имеет удивительно плодородную почву к нарождению известных неряшливым людям паразитов под местным названием «ченжа или ченджа».

Вообще, улеляжские кореляки одеваются в ту же одежду, что и вообще кореляки. Только женщины носят своего домашнего тканья красивые прочные юбки, окрашенные яркими финскими прочными красками разных цветов, да сарафаны из финской холстинки.

В религиозном отношении жители тоже стоят невысоко. Только с построением храма стали чаще ходить в церковь, ставить свечи и т. п. и привыкают к благопристойности, любят слушать проповедь и, придя домой, рассказывают её по-карельски домашним.

Во всех почти домах иконы большей частью плохого письма, фольговые, с цветами, купленные у торговцев, между тем в местной церкви имеются в продаже прекрасные иконы из живописных мастерских, но кореляки таковых не покупают почему-то.

Нет у местных жителей древнего христианского обычая на святой неделе христосоваться друг с другом, над этим обычаем они глумятся, насмехаются и считают это за срам и стыд; слово «Пасха» считается на финско-карельском наречии словом неприличным, непотребным, означаетъ — грязь, клоака и т. п., а потому улелягский кореляк и православный финн в разговоре этого слова никогда не употребяют, а с русскими заменяют его словом «Христус пяйве», т. е. время Христово.

Нет также у кореляков и русского христианского обычая возложения лампад перед святыми иконами в своих домах; самые богатые и исправные местные крестьяне не имеют этого обыкновения, считают это за излишнюю трату денег и роскошь. Над иконами имеется полка или «воронец», какой часто можно заметить, над иконой же, деревянный ящик или берестяную коробку, из которой торчит дратва, шилья, грязный опорок, подковки. Иногда за киотой можно видеть финскую трубку или финский нож в кожаных ножнах. Курение табаку, сидение в избах в шапках кореляками заимствовано от соседей финнов.

Посты кореляки соблюдают более из экономии, чем из религиозного чувства, все четыре в году, то есть Великий, Успенский, Филиппов и Петров, и если кто оскоромнит кореляка, то он на это не в претензии, — употребит скоромную пищу в посты с великим удовольствием, и не считает этого за грех и нарушение церковного устава.

На похороны и поминки стекаются не только из близких деревень, но и из дальних, родственники, знакомые и незнакомые. Число их доходит до 400 человек и более, и обязательно они приносят с собой каравай хлеба и рыбники, которые вручаются старшему члену семьи покойного, а семейство покойного, в свою очередь, за два дня до приглашения, печёт и варит «варево», состоящее из гороха, каши, сухой ржи, репы и разного кваса и очень редко мяса или рыбы; варение пищи действительно требуется для званых многочисленных гостей заблаговременно, — а иначе не удовлетворить бы аппетита неразборчивых в пище кореляков.

С построением церкви крестьяне стали исполнять и христианские обряды — говеть и т. п., но даже и теперь можно нередко встретить кореляка, не бывшего в церкви 10–20 лет.

В праздничные, высокоторжественные и воскресные дни кореляки работают летом и зимой, и который не работает в праздники, то того человека называют «герра», т. е. барин, лентяй, бездельник.

Несмотря на растущий в двух верстах прекрасный сосновый лес, все почти дома в Улелягах построены маленькие, тесные, с маленькими окнами, чёрными печами, в домах темно, копоть, грязь и очень редко найдётся чистая комната.

Из домашнего скота кореляки держат в небольшом количестве лошадей, коров, овец и самое малое количество свиней, которых во всякое время года не запирают, а свиньи гуляют на свободе и сильно вредят полям. Рогатый скот поят холодным пойлом зимой, вследствие чего скот этот тощий, малорослый, при продаже теряет цену и даёт недоброкачественные молочные продукты.

Женщины и девушки хотя почти не знают русского языка, но поют песни русские, в исковерканном виде, на один мотив, режущий слух.

Между кореляками редко встречаются пьяницы, тем более воры. Хотя кореляки и невежественны, но ведут трудолюбивую трезвую жизнь, драки между ними очень редки, и то в случае столкновения с русским пришлым рабочим людом, к которомуi относятся презрительно и недоверчиво.

Построенная в 1900 году в Улелягах церковь имеет план звезды, 5 глав, и находится на расстоянии 25 саженей от берега реки Шуи на гладком, сухом, ровном месте. Она окружена зеленеющими полями и лесом и представляет летом прекрасный вид. Церковь стоит одиноко, оградой не огорожена, сторож и церковный староста живут в селе.

Внутри церковь светлая, просторная, с большими окнами в 2 яруса, с куполом, вмещает в себе богомольцев около 350 человек. Хотя в ней нет икон в дорогих серебряных окладах, но деревянный, крашенный краской иконостас вмещает в себе прекрасные живописные иконы древнерусского стиля. Вообще, церковь внутри с обстановкой представляет из себя внушительный вид и поражает богомольца простотой и благолепием. Колокола приличного храму нет, благодетелей и жертвователей среди местных жителей, а также среди лесопромышленников нет. Колоколами церковь пользуется очень маленькими от упразднённой часовни.

По настоящее время внутри храма, вследствие отсутствия прочного бута, то есть фундамента, все три складенные из кирпича печи осели, растрескались, дымят, на крыше храма трубы покосились, глина омыта дождями. Всё здание немного село, вследствие чего мох вышел из своих мест и в храм проникает с улицы ветер и воздух. Вообще, церковь требует прочной конопатки и ремонта печей. Зимой в морозы в церкви очень холодно, и нет возможности стоять, в особенности детям. Нужно войти в положение входящего священника: проехав на морозе по озеру Соттозеру 15 и более вёрст, приедет в Улелягу, а остановиться почти не у кого, избы малы, холодны, с одними рамами, а о пище и говорить нечего. По приезде священник идёт в холодный храм и совершает литургию при страшном морозе. Эти неудобные обстоятельства делают положение священника ужасным. Или, например, осенью или весной в распутицу везут батюшку по озеру Соттозеру вёрст 15 в бурю и ветер, волна положительно заливает лодку и вследствие сего гребцы и батюшка всякий раз принимают холодную ванну. Во время распутицы, вследствие разлива рек, невозможно проехать по низким и болотистым берегам Соттозера, а волей-неволей нужно переходить или переезжать это озеро, по тонкому льду осенью, а весной по хрупкому льду, что сопряжено с опасностью для жизни. Улелягские крестьяне редко достают во время бездорожицы священника, а всегда ожидают окончания распутицы.

И вот во время зимы батюшка, совершив службу в храме при 30% Реомюра, на холоде, холодный, усталый и голодный возвращается обратно по озеру Соттозеру из Улеляги в деревню Салменицы. Следовало бы назначить самостоятельный причт в Улеляжскую церковь, не ожидая, когда станут хлопотать об этом местные жители.

Об открытии школы я хлопотал два года, и встречал сильную оппозицию со стороны кореляков, что, мол, земство обложит нас непосильными сборами и т. п. Но в марте сего 1901 года удалось как-то на сходе убедить крестьян открыть школу, о чём было написано и подано прошение местному исполняющему дела земского начальника господину Тучемскому, и благодаря этому человеку на другой же день после подачи прошения последовало местному старосте предписание о созыве схода и постановлении надлежащого приговора, и сход немедленно постановил приговор и отправил его по назначению. Вероятно, господин земский начальник примет на себя труд похлопотать, чтобы земство в Улелягах открыло школу, и осенью сего года училище, вероятно, будет открыто.

Земская почта ходит только до села Угмойлы в волостное правление, отстоящее от Улеляги за 20 вёрст, а из правления в город Петрозаводск почта ходит в неделю раз или даже в две недели; газеты, журналы и корреспонденция, адресованная в деревню Улелягу, приходит в 2 или 3 недели раз и переходит по разным инстанциям, от старосты к десятскому, от десятского к рассыльному или сотскому, от сотского попутчикам, так что газеты, пройдя эти мытарства, достигают по адресу лишь через 2 или 3 недели, и то в самом плачевном виде.

Н. Петров

 

Преображение Господне

Праздник этот установлен в память славного преображения Иисуса Христа пред учениками на горе Фавор, для показания им Своего Божественного величия и подкрепления их веры по случаю приближавшихся Его страданий.

(Мф. XVII:1-13, Лк. IX:28-36, Мк. IX:2-12). После беседы о кресте и о славе царствия Своего, Иисус Xристос, в бытность Свою в Галилее, взял из учеников Своих трех свидетелей воскресения дочери Иаировой, Петра и двух братьев, Иакова и Иоанна, и только с ними одними пошел на самую высокую в том месте гору – Фавор, чтобы там помолиться. Взошедши на верх горы, Он стал на молитву; а ученики Его сели отдохнуть и от утомления уснули. Во время этойто молитвы произошло чудесное преображение Иисуса Xриста и осязательно ученикам Его открылась слава Его, как Единородного от Отца. Вид лица его изменился: оно просияло как солнце. Одежды его сделались так белы, как снег, заблестели, как свет. И из другого мира предстали сюда два величайших пророка, законодатель Моисей и ревнитель по Боге Илия. Они явились в прославленном виде; но беседовали с Иисусом Xристом о последних днях земной Его жизни, которые Он должен окончить в Иерусалиме. Пробудились апостолы: и увидали славу Его и двух мужей, стоявших с Ним. Сердца их наполнились неизъяснимым восторгом: впрочем, они наблюдали и слушали в глубоком молчании. Но когда пророки отходили от Иисуса Xриста, Петр не удержал порыва восторженной души, он воскликнул: Наставник! Равви! Господи! как хорошо нам здесь! Если хочешь, поставим здесь три кущи, одну Тебе, одну Моисею и одну Илии. Когда он это говорил, вдруг явилось светлое облако и осенило их, и сшел из облака глас: Это сын Мой возлюбленный, в котором все Мое благоволение; Его слушайте. Услышавши этот голос, ученики пали на лица свои от страха. Но Иисус Xристос подошел к ним и сказал: встаньте и не бойтесь. Когда поднялись они, то около себя никого уже не видели, кроме одного Иисуса Xриста. Когда сходили они с горы, Иисус Xристос повелел им никому не рассказывать, что они видели, пока Сын Человеческий не воскреснет из мертвых. Событие это празднуется Православной Церковью 6 августа.

comments powered by HyperComments