+79212213861, +79217273595, etskarelia@ya.ru
...организуем отдых с 1997 года!

Терусельга. Полузабытая деревня в Пряжинском районе Карелии.

Терусельга.

Полузабытая деревня в Пряжинском районе Карелии.

Проехать в Терусельгу этой весной у меня было две попытки. Одна не удачная. Вторая на грани дефолта, но успешная.

В первый раз в марте мы с Машей поехали на снегоходе со стороны Крошнозера, точнее со стороны Коккойлы. Но снегоход стал проваливаться в оттаявшую снежную целину. Мы устали его выкапывать и не доехали до деревни около 2 километров.

Апрель выдался непростым. Снежным и морозным. А значит можно продолжать снегоходный сезон.

Апрельским вечером у меня появились 2,5 часа до тренировки в бассейне. До города ехать меньше часа… Куда девать свободные 1,5 часа? Решение пришло за 100 метров до развилки в Пряже. Вместо поворота в сторону Петрозаводска – поворачиваю на Санкт-Петербург.

Далее, за Святозером, ищу дорожку, о которой мне рассказывал знакомый охотник Станислав Яруллин. Мол, по этой дорожке они ездили на снегоходе до Терусельги.

Лесная дорога встретила меня снежным настом и нетронутой целиной. По бокам глубокие кюветы. Через несколько километров подозреваю, что это лесовозная дорога к одной из крупных вырубок. Так и оказалось. Печально, но разворот в обратную сторону.

Нахожу еле приметную развилку, что ведет в мою сторону. Совсем маленькая дорожка, много кустарника. Время 19-30. Солнце очень низко. В низинах уже плотный сумрак. Начинаю сомневаться в пути. Пора возвращаться, пока не наступила ночь. Еду вперед в поиске безопасного место для разворота. И через 100 метров встречаю свежий снегоходный след!

Кто-то сегодня ехал мне на встречу, но развернулся и уехал назад. В вечерних сумерках это радует. На скорости 30-50 километров в час на узкой лесной дороге  нет времени долго думать. Направление мое! Двигаюсь по снегоходному следу вперед.

Дорога как спина худого верблюда – узкая, кривая и с трамплинами. Через несколько километров почти выскакиваю на то место, куда доехал в марте. Но тропа ушла в сторону. Мчусь! Навигатор говорит, что осталось 800 метров до Терусельги… И в это момент снегоходная тропа уходит на озеро. А там лунки. Значит это были просто рыбаки, а не жители с зимовья в далекой деревне...

Далее вновь еду по целине. Скатываюсь на большой скорости с горы, а в самом низу замечаю небольшую речушку или ручей. Тормозить опасно. Живая вода! Решение мгновенное. Больше газа и перескочить. Перескочил. Обратно будет не заскочить - придется искать новый путь. Через 500 метров упираюсь уже в серьезную реку. "Моя дорога" прыгает со льдины в темную воду и через 25 метров выскакивает на другом крутом берегу и уходит на высокий холм… Вот и все. Пути нет. В низине уже темно. Пора возвращаться... Все-таки закрыт мне путь в Терусельгу в этом году!

Двигаюсь по кустам вдоль берега озера куда впадает река. Лед на озере темный. Значит река его размыла… Чуть дальше вижу старый, скорее всего мартовский снегоходный след через озеро… Значит кто-то тоже объезжал опасный лед по льду! Долго не думаю. Ночь поджимает. Выжимаю газ и на большой скорости перелетаю озеро. Дальше все просто. По лесному холму, петляя между деревьев, выезжаю на старое сенокосное поле. И с этой вершины мне открывается вид на Терусельгу. Вот она деревня, куда меня не пускал случай и случай же привел…

Следов недавнего пребывания людей нет. Дома или разрушенные или с большими навесными замками. У одного дома снег явно был когда-то почищен – кто-то по зиме ночевал…

Но в Терусельгу ехал я не людей искать или дома старинные смотреть. И не жажда приключений меня сюда привела. Ждала меня одна встреча. С одной красивой, но умирающей православной часовней. Ее я нашел на холме на окраине деревни. Деревня уже погрузилась в сумерки, а часовня еще ловила вечерний свет солнца. Сделал тщательную фотосъемку...

О часовне Успения Пресвятой Богородицы и Сретения Господня в деревне Терусельга, построенной в примерно в  1875 году - расскажу чуть позже.

PS: А на вечернюю тренировку я в этот день немного опоздал, но успел проплыть метров 500...

PPS: Рассказ о часовне в деревне Терусельга: http://tourism.karelia.ru/useful/pryazha/teruselga.html

Текст и фотографии: Илья Тимин.
19 апреля 2017.

Брюсова В.Г. По Олонецкой земле. М.: Искусство, 1972

От Маясельги через два километра — Терусельга, последняя деревня пряжинского маршрута. Теперь, когда мы прониклись своеобразием красоты карельской деревни в ее естественном окружении, все здесь предстает нам как бы в завершенном и найденном виде.

Деревня расположилась по изгибу озера, подступая прямо к берегу огромными, подобно исполинским динозаврам, избами. Вдали щетинка леса.
Несколько старых полузасохших деревьев доживает свой век рядом с ветхой часовней. Она возвышается на холмике, обласканном солнцем и ветрами, снегом и дождем, и так тонко вписана в пейзаж, что кажется нерасторжимой с природой.

Попробуем на минуту представить себе это озеро и весь пейзаж без человека. В нем, может быть, будет своя красота, присущая всегда дикой природе. Но вот это особенное соединение красоты природы и мирного уюта жилья человека охватывает нас лишь в хорошо обжитых местах, с домами и баньками у воды, со сходнями у озера и лодкой у причала. В таком месте неизменно охватывает до предела счастье слияния человека с природой, желание остаться здесь навсегда. Такое же точно чувство испытываешь, входя в крестьянскую избу, просторную, с лавками вокруг стен, столом посередине, большой теплой печью, дышащей запахом печеного хлеба и топленого молока, — здесь сразу чувствуешь себя как дома, здесь каждый тебе брат.

Побывав в карельских районах, нельзя не отметить главной черты в характере населения — доброты и благожелательности. Гостеприимство карел отмечают все, старые и современные путешественники. Карельские деревни, как и русские селения на Севере, примечательны одной своей замечательной особенностью: здесь не существует замков. Нет хозяев — ставится палка к двери, и ясно, что хозяев нет.

Поздно вечером, после долгих разговоров, ухи, чая, засыпаешь на сеновале под стрекот кузнечиков и тихий плеск озерной воды, и сквозь дрему мелькает мысль: «А ведь прав был новгородский архиепископ XIV века Василий, уверяя, что рай земной за северными горами. Наверное, ему пришлось побывать в Карелии». Тем временем перед глазами вновь всплывают заросли чертополоха вокруг замшелых часовен, черная полоска змеи, с тихим шелестом уползающей в малинник, покривившиеся кресты, белоголовые, голубоглазые ребятишки, взирающие пытливо — одним словом, все собранные вместе дневные впечатления.

Но... процесс умирания северных деревень — общее явление, и процесс этот вполне закономерен. Жизнь концентрируется в городах, рабочих поселках, совхозах. В 2000-м году четыре пятых населения земного шара будет жить в городах, и никто не бросает город, чтобы переселиться в пустующие дома под Пряжей. Но я лично глубоко убеждена, что на вершине прогресса человечество вновь вернется к таким вот деревянным лавкам и простому выскобленному добела столу и устранит из своего быта все лишнее и ненужное. А жители «городов будущего" поутру будут купаться в чистой и студеной воде, подобно озеру Терусельги.

Дома в Терусельге один красивее другого, с балкончиками, резные, расписные. Среди них — необычный для Карелии маленький домишко в два оконца, видно, недавней стройки.


Часовня вблизи не так хороша, как издали: она сильно разрушилась, и тоже в последние двадцать лет — нет главки, крыльца и многого другого. Стены покрыты обшивкой, скрывающей естественную красоту бревенчатых стен. Если произвести реставрацию, часовня будет интереснейшим памятником зодчества карельской школы.

Здесь, в Терусельге, каждый дом, каждая постройка просится в заповедник деревянного зодчества. Но, увезенные отсюда, со своего родного места, они утратят главное — свою поэтичность и приобретут тот ясно ощутимый налет фальши и бутафории, который, чего греха таить, нередко ощущается в «музеях под открытым небом". Это сразу станет ясным, если увидеть амбарчик из Коккойлы в Кижах, где он смотрится «ненастоящим".

Подобно «Кижскому ожерелью" из окружающих часовен и деревень, здешние памятники деревянного зодчества можно назвать «Пряжинским", или, вернее, «Святозерским ожерельем»: все эти деревеньки отстоят недалеко от Святозерска и исторически связаны с этим древним волостным центром. Почему бы не сделать Пряжинско-Святозерские места заповедной зоной и сохранить для будущих поколений изумительную красоту карельской деревни, памятники зодчества карельского народа.

Из Терусельги — 7 км до Каскеснаволока, откуда можно, не возвращаясь в Пряжу, попасть на Олонецкий тракт, у Святозерского. Селение получило наименование от Святого озера, на берегу которого оно стоит, озеро же названо так по островку со «святой» рощей из вековых елей, под прикрытием которых издавна стояла часовенка.

Брюсова В.Г. По Олонецкой земле. М.: Искусство, 1972

comments powered by HyperComments